Scriptum.ru определяет разрешение вашего монитора... Scriptum.Ru | Сон в летнюю ночь
Сон в летнюю ночь
Уильям Шекспир
Режиссер Владимир Мирзоев, Театр им. Станиславского

Фрагменты репетиций


2 июня 2004-го года
Нельзя опережать события. Если что-то идет изнутри, ловите этот импульс, и не думайте о том, что мы уже делали. Направляя энергию внутрь, себе в пупок, теряете партнера.
Не бойтесь, что зритель не понимает ваших подтекстов. Он понимает, если они есть.
Следите, как движение партнера накладывается на ваши слова и на паузы. Здесь должна быть гармония, соразмерность.
Нам предстоит большой репетиционный этап, связанный с материальной средой спектакля, а потом снова поговорим о содержании, о линиях каждого, именно это испаряется из сознания быстрее всего.
Между каждой из любовных сцен - есть другие сцены, и сложность в том, чтобы держать все в уме и следить внутренне за развитием, чтобы не выпадать из спектакля. Надо понимать, куда эти сцены ведут, как это работает на ваши отношения, и при каждом выходе учитывать уже сложившуюся общую энергию. Это тонкий вопрос: кантиленность, единство движения, настроения, содержания роли в связи с целым. Если не удерживать содержание в уме, возможны «выпадения смысла» - не только между сценами, а и в рамках отдельной сцены. Конечно, бывают рефлексии, когда видишь себя со стороны и тоже выпадаешь, но это следствие - или невнятной формы, или нетренированной психики.
Если чувствуете импровизационный люфт, действуйте, но если нет, то бессмысленно его выжидать во время репетиции, тогда лучше действовать в соответствии с заранне найденной формой.

6 июня
Посмотрим на костюмы в декорации: как они живут в ней. Посуществуйте в костюмах - в статике ничего непонятно. Это отдельная работа. За месяц привыкнете к костюмам.
Попытайтесь существовать в образе. Существуйте художественно в костюме, чтобы лучше понять, что вам мешает и что помогает. Исследуйте костюм со всех точек зрения и скажите свои пожелания художнику.
(Елена и Гермия с костюмами для сцен в лесу: брючные костюмы, два варианта.) Или рифмующиеся, или контрастные. В начале спектакля будем следовать приципу зеркальности. Елена и Гермия близкие подруги. Но в лесу происходит трансформация – вплоть до драки, и в костюмах тоже будем работать на принципе констраста.

10 июня
(Сцена Оберон-Пэк.) Надо найти новую дорогу. Пэк хочет обратить внимание на себя. У нее в голове эротические фантазии.
(Р. Искандер приходит закутанная, а в процессе монолога Оберона она раскутывается.)
Давайте попробуем. Найдите сари, пожалуйста. Здесь нельзя идти через логику, надо пробовать, нащупывать.
(К М. Гейхман, исполнителю роли Оберона.) Вы занимайтесь своей задачей: сделать партнершу своей союзницей, увлечь ее новым проектом. Текст не является главным. Не надо входить в старые мизансцены. (К Р. Искандер.) Нет физической связи между вами. Попытайтесь вовлечь Оберона в Вашу игру с тканью.
Ошибка в том, что Вы пытаетесь играть первый план, не рассказывайте историю. Пусть второй план мелькнет только в Ваших глазах, не показывайте его. Это рассказ Оберона про то, какая бывает любовь, это не про океан и звезды, а про любовь, которой сейчас нет. (Пробуют.)
Уже возникла правда. Уже понятно, о чем речь. Уже почти все правильно, но теперь нужно подмешать чуточку юмора. Это вопрос стилистики.

22 июня
(Репетиция 2 акта)
... Осторожнее обращайтесь с элементами характерности. Если гротеск становится агрессивным, а эмоция – монотонной, то это невыигрышная стратегия. Ищите разнообразия в переживании, а не в количестве красок. Нельзя абстрактно произносить текст (к Ипполите) - когда непонятно, к кому обращаетесь, и что хотите сказать.
(С неба начинает сыпаться песок. К влюбленным.) Не будьте фоном песка. Работайте через зал. Потрогайте его руками, не нужно по бытовому играть с песком. Медленнее...
(Выходят Тезей, Эгей и Ипполита.) Расположитесь вокруг песка. Сделайте большой круг. В центре должен оказаться песок. А теперь расходитесь, образуя новый круг. Продолжая движение, расширяйте круг. Идите против часовой стрелки.

30 июня, 11 часов
(Репетиция 1 акта)
(Задник сцены нарисован как ярусы итальянского театра)
Вокально-инструментальная репетиция: (Первой певице) “Прошлый раз было очень хорошо, вы пели на октаву ниже. А вы (второй певице) пели фортэ, было слышно хорошо, и получился объемный звук.
Каждый из вас в финале сделает себе маленькую визитку, усиление до высокого энергетического уровня и так до бесконечности, до последнего аккорда. Получится апофеоз.

3 июля
(Начало второго действия. Эпизод Титания – Осел. Этюд на фоне песни перерастает в эротический танец теней. Следует оперная ария Титании с горящим пламенем в чашке, монтированной в ее головном уборе. Это стихия огня.)
Попробуйте импровизировать так, как чувствуете. Отпустите себя в движение, а потом мы его поставим точнее.
Открывается сценическая конструкция, свет падает, как солнечный луч через листья деревьев, вдали. Деметрий.)
Тут очень тонкий переход. Объем зала уже насытился музыкой и ваша речь должна быть небанальной, музыкальной. На более высоком энергетическом уровне надо начинать говорить.

4 июля
Не надо окрашивать интонацию – это худшая стратегия для актера. В чем смысл Вашего интонационного усилия? Вы почему-то пытаетесь интонационно прояснить содержание. Дело не в красках, а в энергии. Надо проживать, а не интонировать. Пока мы были озадачены простыми физическими действиями, этого не было, а когда вы уже выучили партитуру, начали перегружать интонацию. Есть задача, есть второй план, который должен быть контрапунктом, не надо его раскрывать интонацией.
Вы оба начинаете спектакль. (К исполнительнице Ипполиты.) Вы плохо говорите. Если начнете спектакль на фальшивой ноте, то остальным надо биться головой об стенку, чтобы преодолеть это. Вы понимаете, что Ваша сцена - пролог всего спектакля? У Вас длинный шлейф обстоятельств, которые должны здесь проявляться. Ипполита была царицей большой и славной страны. А теперь, мало того, что Вы потеряли статус и превращены в невольницу, Вас хотят сделать супругой, взять в сексуальный плен. Вот какая здесь драматургия. Мы эту историю можем не знать, но мы должны ее чувствовать как фактор Вашего сознания. А все это исчезло, и мы в тусклом пространстве. Если все это не будет жить в Вашем сознании, это будет пустой номер. Давайте вспоминать, давайте, напрягайте свою психику.
(Повторяют пролог.)
Эспрессивнее! Покажите насилие как форму жизни.
(Идут оперные интермедии, куски в стиле барокко.)
Добавьте юмора, а то получается а'ля Монсерат Кабалье, что здесь некстати.
(Эпизод Деметрия и Елены, когда он ее отталкивает, а она не уходит, он решает ее пугат и строит из себя обезьяну.)
Это надо делать на определенном энергетическом уровне, чтобы ее крик был реальным.
(В течениe всего действия певцы извлекают из своих кувшинoв, прикрепленных к уборам в восточном стиле, то песок, то воду, а то и пылающий огонь – три стихии.)
(Эпизод Лизандр – Гермия.) Осторожно с жанром. Когда работаете на материале Шекспира, смешное не возникает, когда нарочно “облегчаете” внутренний ход, наоборот, чем реалистичнее, даже драматичнее существуете, тем смешнее получается.
(Общее замечание.)
Увлекаясь формой, вы забываете драматургию. Тогда проступает жанр, и он становится самодостаточным, а вы пропускаете суть сцен.
Чем точнее, ярче проживаете, тем больше можете разрешать себе комические краски, чем меньше – тем осторожнее с гротеском. Надо преодолеть эту диспропорцию, это увлечение красками, придерживайте себя!
(Следует репетиция хореографа с вокалистами, чтобы для них построить “партитуру рук».)
Нам нужен “диалог рук”, как в восточном танце.

1 сентября
Дело не в мизансцене, мизансцена - нормальная, но взаимодействие настолько условное, что все это - абсолютно неживое. Попробуйте (ключевое слово Вл. Мирзоева) еще раз.
(Сцена Пэка и Оберона.) Построена на контрасте. Вроде то же самое, что делали летом, но не живет. Чем условнее система, тем безусловнее должны быть взаимоотношения. В этой оранжерее должны цвести живые цветы. Чувствуйте друг друга.
(Сцена Пэка и Оберона.) Создаете густую атмосферу, но что происходит – непонятно!
(На сцене жарко и кто-то из любовной пары вытирает лицо платком. Сразу следует замечание.) Можете взять носовые платки, как у ремесленников. Мы работаем в игровой системе и “на полях” можем позволить себе вольность.
(Сцена Оберона и Пэка.) Это Ваша сцена триумфа, Вашего торжества. В прошлой сцене Пэк взбунтовалась, и Титания пыталась сопротивляться, но теперь она наказана, это классно, это здорово, в дальнейшем так и будет, тем не менее на душе почему-то муторно!
Надо подтекст менять, а не атмосферу! Оберон сам в ужасе от своей мести. Не входите в старую форму, форма - это только оболочка.

2 сентября
(Сцена финальная в белых костюмах. Омывающий дождь. Репетиция финального лотоса. )
Хореограф: Головы вверх, ходите, как будто чувствуете некое сопротивление, как будто вам не дают делать это движение. (Все в белом: и люди, и ремесленники, и фантастические персонажи, как в древней притче – все слилось в общий белый цвет.)
- Что осталось?
- Поклон.
(Веселое настроение, импровизации, игры.)

3 сентября
Опять старые проблемы. Главное - не в интонации, а в том, как и куда свою энергию и психику направлять при общении с партнером. Иначе возникает другой ритм речи, появляются неверные паузы, это не супрематический мир, а мир нюансов!
При каждом новом прогоне должны проявляться новые подробности! А вы опережаете эмоционально-психически партнера, забегаете вперед. Ваше внутренне движение связано с конкретной задачей, а не с текстом. Важна жизнь, а не схема!

4 сентября
Прогон. Оказывается спектакль - два часа с хвостиком!

6 сентября
Фотосессия

7 сентября
Прогон с публикой

8 сентября
Премьера!
© 2003-2007 scriptum.ru