Scriptum.ru определяет разрешение вашего монитора... Scriptum.Ru | Сон в летнюю ночь
Сон в летнюю ночь
Уильям Шекспир
Режиссер Владимир Мирзоев, Театр им. Станиславского

«Любовь к праздности» Мирзоева

На последнем заседании Королевского химического общества был обнародован состав любовного эликсира. В качестве источника химики использовали текст пьесы Шекспира «Сон в летнюю ночь» и выяснили, что главным компонентом зелья автор считал вещество, получаемое из всем известного цветка анютины глазки.
«Сон в летнюю ночь» Шекспира - как облепленная молюсками ракушка: так многочислены ее литературные, жанровые и сценические адаптации, переработки, пересказы. Мирзоев* проник в эту труднорасчленимую ткань реальности и фантастики, лирики и фарса, иронии и шутовской буффонады и сконструировал новый сценический текст, который, при всей видимой автономности его елементов, единный мир- голограмма.

Что изначально в этом мире? Любовь! Заявленная в самом начале и автором, и режиссером, она суть, ради которой стоит умереть. Все персонажи подвластны ей: будь они животными, эльфами или людьми. Они «живут в любви» как в единственной стоящей для проживания реальности. И все метаморфозы происходят, чтобы каждому из них дать сокровенное «мгновение любви».

Это и ремесленники: они кувыркаются, шутят, неудачно претворяются. Их «театр в театре» читается в пародийном ключе вплоть до мгновения, когда эльфы закапывают им в глаза элексир любви. Тогда они вступают в ту полосу своей жизни, когда человеку можно умереть за любовь. Тогда, история Пирама и Фисбы, восходящая к вавилонской легенде и воспетая Овидием и Шекспиром, становится настолько реальной, что ради нее стоит умереть. Любовь наполняет сердца и правителя Афин Тезея, покорившего царицу амазонок Ипполиту, и фантастических персонажей, и даже Пэка (это не «Добрый Малый Робин», а прекрасная девушка), которая летит только под напором своих сильных чувств к Оберону, а не потому что боится его ослушаться - нет ни одного мгновения, когда чьи-то любовные желания не меняют ход событий. И поэтому любовь молодых афинских влюбленных не выделяется в этом любовном круговороте – она просто один из его уровней, и ей не даны только высокие слоги любви. Эта линия, как и другие, как на качелях: то поднимает ввысь, то погружает вниз, вплоть до самых откровенных комических сценах. Пэк, напоив юношей любовным зельем, напускает их на ничего не понимающую Елену - тогда опять разрастается игровая стихия спектакля, и снова перепутываются не только персонажи, а - и пласты, и жанры...

Что это за спектакль? Драматический, модерн данс, оперный... Или это некий общий поток, в котором жанровые переходы возведены как принцип: И поэтому эстрада веселых ремесленников перерастает в трагический сюжет, а накаленные страсти молодых любовников подчас пародируются.

Что есть намерение и что есть воплощение театрального действа Мирзоева? Автору этих строк это так трудно выделить, как и зрителю - что есть сон и что явь в новом спектакле Театра Станиславского. Ведь самым везучим из нас тоже закапывали элексир любви, и мы на все смотрели влюбленными глазами. Это из-за «любви к праздности» - может быть! Не даром же так по народному в староанглийском называли цветка «анютины глазки».
© 2003-2007 scriptum.ru