Scriptum.ru определяет разрешение вашего монитора... Scriptum.Ru | Дон Жуан
Дон Жуан
Жан Батист Мольер
Режиссер Александр Морфов, Театр имени В.Ф. Комиссаржевской

Сценический текст по пьесе Ж.Б. Мольера

Действующие лица:
Д о н Ж у а н — сын дон Луиса.
С г а н а р е л ь — слуга Дон Жуана.
Э л ь в и р а — жена Дон Жуана.
Г у с м а н — конюший Эльвиры.
Д о н К а р л о с
братья Эльвиры
Д о н А л о н с о
Д о н Л у и с — отец Дон Жуана.
Н и щ и й.
Ш а р л о т т а
крестьянки.
М а т ю р и н а
П ь е р о — крестьянин
С т а т у я к о м а н д о р а.
Г-н Д и м а н ш — торговец.
Л а Р а м е — бандит.
Р а г о т е н
слуги Дон Жуана
Л а В ь о л е т
С в и т а Д о н Ж у а н а
С в и т а д о н К а р л о с а и е г о б р а т а, дон Алонсо
П р и з р а к.
Действие происходит в Сицилии.
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Сцена представляет дворец
ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ «Донна Анна»
Оттавио, Донна Анна, слуги Дон Жуана, Дон Жуан, Командор, Сганарель. Донна Анна и Оттавио играют в жмурки, слуги Дон Жуана уносят Оттавио.
Донна Анна. Оттавио... Оттавио... Так не честно, Оттавио. Оттавио... (поймала Дон Жуана). Мой Оттавио... Оттавио, что с тобой сегодня? Да что с тобой, Оттавио? Я прошу тебя, не здесь... Ты слышишь?
Дон Жуан. Смотри, не Оттавио я.
Донна Анна. А кто же ты?
Дон Жуан. Смотри же кто я (снимает маску).
Донна Анна. Дон Жуан! Вы?! О, Боже! О, Боже! Отпустите меня! Пустите меня! Вы! Вы бесчестны!
Дон Жуан. Вы прелестны!
Донна Анна. Отпустите меня! Нет! Нет! Я буду кричать! Уйдите!
Дон Жуан. Выслушайте меня!
Донна Анна. Нет, нет! Я не буду слушать! Нет, не мучьте меня!
Дон Жуан. Донна Анна, ты меня не знаешь, выслушай меня. Я люблю те¬бя!
Донна Анна. Ты Дон Жуан. И ты своей любовью убиваешь! Не подходи ко мне!
Дон Жуан. Я люблю тебя, я люблю тебя! Я люблю! Тебя!
Донна Анна (приближаясь). Каким ты наделен волшебным даром,
Какую власть имеешь над людьми. Ты в бездне предлагаешь мне пропасть, И я туда лечу, послушна чарам.
Дон Жуан... Дон Жуан... (поцелуй.) Нет... Нет!.. Нет!.. Веет от твоей любви могилой, уходи, прошу тебя! Оставь меня!..
Дон Жуан. Уйти? Нет!
Донна Анна. Не подходи ко мне!
Дон Жуан. Даже если б я переступил через горы трупов...
Донна Анна. Я прошу тебя!..
Дон Жуан. И через океан крови, я все равно не отступился бы от тебя!
Донна Анна. Нет! Не подходи!
Дон Жуан. Любовь все оправдывает (бросается на нее.)
Донна Анна. Нет! Отец! Помогите! Помогите!
Врываются Командор и слуги.
Командор. Анна! Анна! С дороги! Вон отсюда! Дерись!
Дон Жуан. Уйди, старик!
Командор. Если ты настоящий мужчина, защищайся, дьявол!
Дон Жуан. Уйди, старик, ты слишком слаб.
Командор. Урод! Животное! Собака! Турок! Гнусный скот! Поганый ере¬тик, эпикурейская свинья! Сарданапал!
Дон Жуан. Анна! Я люблю тебя, Анна!
Сганарель. Сударь, бежим! умоляю! Здесь выход!
Дон Жуан стреляет в Командора. Командор умирает. Затемнение.
ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
«Курительная»
Сганарель, Гусман и курильщики.
Сганарель (с трубкой в руке). Что бы ни говорил Аристотель, да и вся философия с ним заодно, ничто в мире не сравнится с табаком: табак—страсть всех порядочных людей, а кто живет без табака, тот, право, жить недостоин. Табак не только дает отраду человеческим мозгам и прочищает их, он наставляет души на путь добродетели и приучает к порядочности. И если уж кто нюхает табак, с какой предупредительностью он угощает им и с каким радушием предлагает его направо и налево! Тут даже не ждешь, пока тебя попросят, ты сам спешишь на¬встречу чужому желанию, — вот каким порядочным и добродетельным становит¬ся всякий, кто нюхает табак!
Гусман. Но довольно об этом, вернемся к нашему разговору. Или я непо¬нятно говорил?
Сганарель. Нет. Итак, мой дорогой Гусман, госпожа твоя, донья Эльвира, удивленная нашим отъездом, спустилась следом за нами в путь, а мой господин, по твоим словам, так пленил ее сердце, что она и жить не станет, если не разыщет его. Хочешь, я по секрету скажу тебе, что я думаю? Боюсь, что ей плохо отплатят за ее любовь, от ее приезда в этот город мало будет проку, так что лучше бы вам не двигаться с места.
Гусман. А в чем же тут причина? Скажи, пожалуйста, Сганарель, отчего у тебя такие недобрые мысли? Может быть, твой господин сказал, что он к нам ох¬ладел, и что именно это заставило его уехать?
Сганарель. Да нет, но я всего понавидался и примерно знаю, как оно бы¬вает, и хоть он мне еще ничего не говорил, а я готов биться об заклад, что идет к тому.
Гусман. Неужели же этот внезапный отъезд означает измену Дон Жуана? И он мог так оскорбить нежные чувства доньи Эльвиры? Человек такого знатного рода — и совершает такую низость!
Сганарель. Что ж, что знатного рода! Это еще не причина. Знатный род не помеха.
Гусман. Но его связывают священные узы брака. Я просто не пойму, как после такой любви и такого явного нетерпения, после таких ласковых уговоров, обетов, вздохов и слез, таких страстных писем, таких жарких уверений и беско¬нечных клятв, после таких бурных порывов и такого исступления (ведь его даже стены монастыря святой Регины не остановили—так жаждал он завладеть доньей Эльвирой), как после всего этого у него хватило духу нарушить свое слово. Не пойму я...
Сганарель. Не поймешь… Потому что ты (стучит трубкой по креслу). Если бы и ты знал этого молодца, ты бы сказал, что это для него дело вполне обычное. Мой господин Дон Жуан — величайший из всех злодеев, каких когда-либо носила земля, чудовище, собака, дьявол, турок, еретик, который не верит ни в небо, ни в святых, ни в бога, ни в черта, который живет, как гнусный скот, как эпикурейская свинья, как настоя¬щий Сарданапал, не желающий слушать христианские поучения и считающий вздором все то, во что верим мы. Ты говоришь, что он женился на твоей госпоже? Будь уверен, что он бы и не то еще сделал ради своей страсти и заодно женился бы и на тебе, и на ее собаке, и на ее кошке. В брак ему ничего не стоит вступить: он пользуется им, как ловуш¬кой, чтобы завлекать красавиц. Он тебе на ком угодно женится. Если бы я стал на¬зывать тебе всех тех, на ком он женился в разных местах, то список можно было бы читать до вечера. Словом, кара небесная когда-нибудь непременно его постигнет, мне же лучше было бы служить у самого дьявола, чем у него: столько приходится видеть мерзостей, что я бы рад был, если б он сквозь землю провалился. Когда знатный господин еще и дурной человек, то это ужасно: я должен сохранять ему верность, хотя мне и невтерпеж. Быть усердным меня заставляет только страх, он сдерживает мои чувства и вынуждает одобрять то, что противно моей душе...
Слышен кашель Дон Жуана.
Постой! Я был с тобой откровенен, как-то невольно все сразу выложил, но, если что-нибудь до него дойдет, я прямо так и скажу, что ты соврал.
Гусман. А что мне передать моей госпоже?
Сганарель. А своей госпоже передай, чтобы она отправлялась восвояси.
Гусман уходит.
ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ «Облачение»
Сганарель, Дон Жуан, слуги Дон Жуана.
Сганарель. Доброе утро, сеньор!
Дон Жуан (хрипы из ванны).
Сганарель. А, это? Это был добряк Гусман, слуга Доньи Эльвиры.
Дон Жуан (хрипы из ванны).
Сганарель. Я думаю, они здесь со вчерашнего вечера.
Дон Жуан (хрипы из ванны).
Сганарель. Мне кажется, сударь, вам виднее, почему они здесь. Их, ви¬димо, обеспокоил ваш внезапный отъезд.
Дон Жуан (хрипы из ванны).
Сганарель. Я сказал, что я ничего не знаю, что мы с вами на эту тему еще не беседовали.
Дон Жуан (хрипы из ванны).
Сганарель. Что? А! Что я сам думаю по этому поводу? Да я думаю, не в укор вам будь сказано, что у вас уже новая любовь на уме.
Дон Жуан (хрипы из ванны).
Сганарель. Я знал! Знал, сударь! Я своего Дон Жуана вижу насквозь. (Вы¬ливает в ванну воду из кувшина.)
Дон Жуан. Сганарель, ты можешь говорить свободно и не скрывать, что у тебя на душе. Разве я, по-твоему, поступаю неправильно?
Сганарель. Ну, как вам сказать?.. Конечно, правильно. Но только, сеньор, смотреть, как вы влюбляетесь в первую встречную, это... ей Богу...
Дон Ж у а н. То есть, ты хочешь, чтобы я раз и навсегда остановил свой вы¬бор на единственной красавице и запер бы свое сердце, и на кого другого уже и не смотрел?
Сганарель. Сударь, молчим... (бреет Дон Жуана.)
Дон Жуан. Навсегда похоронить себя ради одной красавицы и запереть своё сердце для всех других, Сганарель?! Нет, постоянство — это для дураков. Ме¬ня, например, красота восхищает всюду, где бы я ее ни встретил, я, не задумыва¬ясь, поддаюсь тому нежному насилию, с каким она увлекает нас, Сганарель. И будь у меня хоть сто тысяч сердец, стоит какому-нибудь молоденькому красивому личику меня поманить, я, не задумываясь, пошел бы за ним и отдал бы их все.
Сганарель. Как вы сказали? Сто тысяч сердец?.. Красиво...
Дон Жуан. Какая разница? Сганарель, это так приятно — преодолевать ложную девичью стыдливость и вести девушку туда, туда, куда ты хочешь ее при¬вести! И, наконец, когда ты своего достиг, ты засыпаешь в ожидании нового увле¬чения. У меня на этот счет честолюбие завоевателя, Сганарель. Сердце мое, я чув¬ствую, способно любить всю землю. Подобно Александру Македонскому, я желал бы, чтобы существовали еще и другие миры, где бы мне можно было продолжить любовные победы (Выпивает.). Сганарель, ну что ты можешь сказать мне на все это?
Сганарель. Боже ты мой! До чего складно все у вас получается! Словно наизусть выучили, шпарите, будто по книжке... Кажется, будто вы правы, а если вдуматься, то на самом деле вы вовсе не правы. У меня в голове было столько мыс¬лей на этот счет, а от ваших речей они все перемешались. Знаете что, в следую¬щий раз я мои доводы запишу — вот тогда я с вами и поспорю.
Дон Жуан. Прекрасно сделаешь.
Сганарель. Но только, сударь, позволите ли вы мне и тогда сказать вам, что меня отчасти смущает тот образ жизни, который вы ведете?
Дон Жуан. Какой же, по-твоему, образ жизни я веду?
Сганарель. Ежели так, сударь, то я вам прямо скажу, что не по сердцу мне ваш образ действий. По-моему, очень скверно — влюбляться в первую встречную, как это делаете вы...
Сганарель. Хороший, хороший... Очень даже хороший. Но вот, напри¬мер, смотреть, как вы каждый месяц женитесь... это... (фехтует с Дон Жуаном.) Шаг, укол, выпад, завязались. Вы сегодня в удивительной форме, сударь.
Дон Жуан. Так о чем мы с тобой говорили?
Сганарель. О том, что смотреть, как вы каждый месяц женитесь... стран¬но...
Дон Жуан. Что же может быть приятнее, Сганарель?
Сганарель. Конечно, это приятно. Я и сам бы от этого не отказался, если бы тут не было греха, а между тем, сударь, так смеяться над священным таинст¬вом, и...
Дон Жуан. Все! Оставь в покое мои отношения с небом! Тебя это не каса¬ется. Мы без тебя как-нибудь разберемся.
Сганарель. Но только я слышал, что шутки с небом — плохие шутки, вольнодумцы никогда не кончают добром.
Дон Жуан. Заткнись! Я ненавижу нравоучения! Закрой свою пасть!
С г а н а р е л ь. Да я, между прочим, не вам все это говорю, боже меня упаси. Вы-то знаете, что делаете, и если уж вы ни во что не верите, так у вас на то есть свои основания, но бывают на свете такие наглецы, которые распутничают неиз¬вестно для чего и строят из себя вольнодумцев, потому что полагают, будто это им к лицу. И вот если бы у меня господин был такой, я бы ему прямо в глаза сказал: «Да как вы смеете, вы - жалкий червь, ничтожная букашка... не верить во все то... (это я тому, другому... ну, если б у меня был такой хозяин), я бы ему сказал: как вы смеете смеяться над самым священным?! Или, может, вы думаете, что если вы знатного рода, если у вас искусно завитой парик, атласный камзол с золотыми пу¬говицами, то вы можете себе позволить... (это я еще с тем, другим разговариваю), Да как вы можете, сударь?.. Небо видит все. И дурная жизнь приводит к дурной смерти и...»
Дон Жуан. Довольно.
Сганарель. Так, о чем мы с вами говорили, сударь?
Дон Жуан. О чем мы говорили? А! Мы говорили том, что одна очарова¬тельная невеста, юная красавица так пленила мое сердце, что я бросил все свои дела и отправился за ней сюда.
Слуги. На Сицилию!
Дон Жуан. Мы на Сицилии? Да, мы на Сицилии. Действительно...
Сганарель. Сударь, я хотел только спросить, вам не страшно, что вы тут полгода назад человека убили? Командора, помните?
Дон Жуан. А разве я не по всем правилам его убил?
Сганарель. По правилам, сударь, по правилам, как нельзя лучше,
Дон Жуан. Разве я не по всем правилам его убил?
Сганарель. Я говорю, по правилам, сударь — жаловаться ему теперь не на что.
Дон Жуан. Разве я не был помилован по этому делу?
Сганарель. Были, были помилованы. Только вряд ли это помилование успокоило родственников и друзей, и...
Дон Жуан. Все. Не будем думать о злоключениях, которые могут нас по¬стигнуть, будем думать об удовольствиях! Особа, о которой я тебе рассказывал, просто очаровательна; она собирается завтра венчаться с каким-то мужланом. Я видел их вместе, прогуливающихся под ручку. Мое чувствительное сердце было оскорблено. (Заметив донью Эльвиру.) Предатель. Животное. Чудовище.
ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
«Донья Эльвира»
Те же и Донья Эльвира.
Дон Жуан. Ты почему мне не сказал, что и она здесь?
Сганарель. Кто, сударь?
Дон Жуан дает Сганарелю зеркало.
Сганарель (глядя в зеркало, испуганно). А! Это я! Шутка! (Видит в зеркале Донью Эльвиру.) Вы, сударь, меня об этом не спрашивали, если б вы меня спросили...
Дон Жуан. Ой, она еще в этом ужасном платье.
Сганарель. Точно, оно ей не к лицу.
Дон Жуан. Пошел вон отсюда.
Донья Эльвира. Соблаговолите ли вы узнать меня, Дон Жуан? Могу ли я, по крайней мере, надеяться, что вы соизволите посмотреть в мою сторону?
Дон Жуан....Не очень.
Донья Эльвира. Да, я вижу, что вы меня не ждали, вы в самом деле удивлены, но только совсем не так, как я надеялась, само ваше удивление оконча¬тельно убеждает меня в том, чему я до сих пор отказывалась верить. Поражаюсь собственной простоте и слабости моего сердца: оно все еще сомневалось в измене, когда у него было уже столько доказательств! Я была так добра или, сознаюсь, так глупа, что хотела сама себя обмануть и старалась разубедить свои же глаза и свой разум. Ну, хватит! Я сама придумывала сотни благовидных предлогов для вашего поспешного отъезда, только бы вы были чисты от преступления, в котором мой рассудок вас обвинял. Напрасно мои справедливые подозрения каждый день твердили мне одно и то же, — я не слушала их голоса, называвшего вас преступ¬ником, и с наслаждением прислушивалась к множеству нелепых измышлений, которые рисовали вас моему сердцу невинным. Посмотрите на меня, пожалуйста. Но прием, оказанный мне, уже не оставляет сомнений, и во взгляде, которым вы меня встретили, я прочла гораздо больше, чем хотела бы узнать. Дон Жуан, ну посмотрите на меня! Все же я была бы рада услышать из ваших уст о причине вашего отъезда. Говорите же, Дон Жуан, прошу вас, — посмотрим, как вам удастся оправдаться.
Дон Жуан. Сударыня! Вот перед вами Сганарель, этот человек вам отчет¬ливо все объяснит.
Сганарель (Дон Жуану, тихо). Я, сударь? А что я могу сказать? Я ничего не знаю, сеньор.
Донья Эльвира. Говорите вы, Сганарель. Мне все равно.
Дон Ж у а н. Ей все равно.
Донья Эльвира. Мне все равно, от кого я об этом услышу.
Сганарель (Дон Жуану, тихо). Вы мне ничего не говорили. Да что я дол¬жен сказать?
Дон Жуан (делая Сганарелю знак приблизиться). Ты будешь говорить или нет!
Донья Эльвира. Подойдите же, раз вам велят.
Сганарель (Дон Жуану, тихо). Пожалуйста, вот он я... Сударь, вы ставите вашего слугу в дурацкое положение.
Дон Жуан. Дама просит.
Сганарель. Сударыня!., (поворачиваясь к своему господину). Сударь!.. Госпо¬да! Завоеватели, Александр Македонский и другие миры... Ну вот, в принципе, все, что я на данную минуту знаю. Хотите докурить, а? (Уезжает на плунжере.)
Донья Эльвира. Быть может, Дон Жуан, вы откроете мне эти необык¬новенные тайны?
Дон Жуан. Сказать по правде...
Донья Эльвира. Вы — придворный, и так плохо умеете защищаться! Ведь для вас это должно быть делом привычным. Вы так смущены, что на вас тя¬жело смотреть. Почему бы вам не напустить на себя благородное бесстыдство? Почему вы не клянетесь мне, что полны ко мне все тех же чувств, что по-прежнему любите меня необычайно пылко, и что только смерть может разлучить вас со мной? Почему вы не говорите мне, что дела величайшей важности застави¬ли вас уехать, не предупредив меня, что вам волей-неволей придется пробыть здесь еще некоторое время, а мне надлежит вернуться домой в полной уверенно¬сти, что вы последуете за мною при первой возможности, что вы, конечно, горите желанием соединиться со мной и что вдали от меня вы страдаете так же, как стра¬дает тело, с которым рассталась душа? Ну, почему?
Дон Жуан. Сударыня, я честный человек и поэтому буду говорить все как есть, хорошо?
Донья Эльвира. Хорошо.
Дон Жуан. Честно говоря, я больше не горю желанием с вами соединять¬ся. Понимаете?
Донья Эльвира. Понимаю (плачет).
Дон Жуан. Не надо, я так не могу.
Донья Эльвира. Все в порядке.
Дон Жуан. Точно в порядке?
Донья Эльвира. Да.
Дон Жуан. Ну, смотрите. Давайте вспомним, как все произошло. Я вы¬крал вас из монастыря. Я вас обесчестил. И вот в какой-то момент у меня открылись глаза на то, что я творю. Я подумал, что наша с вами любовь не что иное, как открытое прелюбодеяние. Я подумал, что небо, которое на все это смотрит свысо¬ка, никогда нам с вами этого не простит. Поэтому отправляйтесь-ка вы в свои око¬вы, а?
Донья Эльвира. Я не могу... Я не могу без вас. Я не могу.
Дон Жуан. Ну что же делать-то? Вы хотите меня поссорить с небом? Хо¬тите! Хотите! (Притворно плачет.)
Из-под пола появляются клоуны.
Гусман (подбегая к Донье Эльвире). Сударыня, уйдемте! Не позорьтесь, суда¬рыня!
Донья Эльвира. Пусти меня, Гусман. Ах, злодей! Теперь я вполне поня¬ла тебя, но, на свое несчастье, слишком поздно, — от этого сознания мне будет только еще тяжелее. Но знай, что преступление твое не останется безнаказанным и небо, над которым ты глумишься, отомстит тебе за твое вероломство.
Гусман (пытаясь унести Донью Эльвиру). Сударыня, уйдемте!
Донья Эльвира. Оставь меня, Гусман! (К Дону Жуану.) Довольно! Я ни¬чего больше не хочу слушать, я даже виню себя, что выслушала слишком много. Это малодушие — позволять, чтобы тебе еще объясняли твой позор. Слушая та¬кие речи, благородное сердце с первого же слова должно принять твердое реше¬ние. Не жди, чтобы я разразилась упреками и проклятиями, — нет-нет, гнев мой не таков, чтобы изливаться в пустых словах, вся ярость моя сохранится для мести. Говорю тебе еще раз: небо накажет тебя, вероломный, за то зло, которое ты мне причинил.
Дон Жуан. Слышишь, Сганарель? Небо!
Донья Эльвира. А если небо тебе ничуть не страшно, то страшись гнева оскорбленной женщины.
Донья Эльвира хватает шпагу и пытается заколоть Дон Жуана. Падает в изнеможении.
Гусман (поднимая Донью Эльвиру). Сударыня, уйдемте! Донья Эльвира. Оставь меня, Гусман!
Донья Эльвира и Гусман уходят.
Дон Жуан. Если Сганарель! О чем мы говорили?
Сганарель. О том, что вы пленились красавицей.
Дон Жуан. А! Так эта молоденькая девушка сегодня должна венчаться со своим мужланом. Они перед свадьбой собираются совершить небольшую мор¬скую прогулку. Так вот, я должен их разлучить.
Сганарель. Я понимаю, сеньор.
Дон Жуан. Ничего тебе не понятно! Она же не собирается отказываться от своего мужлана.
Сганарель. А как же наши письма, подарки?
Дон Жуан. Всё отвергла!
Сганарель. Вы хотите сказать, что дама вам отказала?
Дон Жуан. Ей только кажется, что она мне отказала. У меня есть хитро¬умный план. Я её похитю.
Сганарель. Правильнее будет сказать: похищу.
Дон Жуан. Все равно. Я нанял быстроходную лодку. Ты будешь моим юным гребцом...
Сганарель. Каким гребцом, сударь? Мне как раз сегодня ночью снились мертвые рыбки и разбитые яйца, а ваша повариха Серафима сказала...
Дон Жуан. Иди ты к черту! Возьми побольше вина, оружие!
Сганарель. Нет, нет, нет! Сеньор, я умоляю... Я никуда не еду/ (Идет в глубину сцены и тут же возвращается.) Сеньор, у меня огорчительные вести. Мы никуда не едем, наши планы меняются. Там ваш отец. Я уж не знаю, как он нас тут нашел. Но вам же известно, он вас везде находит. Так что, звать его? Эй, входи¬те сударь!
Дон Жуан. Какой день сегодня! Такое ощущение, что все сговорились...
ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ «Отец»
Те же и Дон Луис.
Дон Луис. Я вижу, что помешал вам и что вы не в восторге от моего при¬хода! По правде сказать, и вы и я странным образом досаждаем друг другу: я на¬доел вам своими посещениями, а мне надоело ваше беспутство. Как прикажете понимать ваш последний бесчестный поступок? Похитить из священного мона¬стыря святой Регины единственную дочь нашего благородного друга дона Фелиппе! Какой позор ты навлекаешь на мою голову, поседевшую от службы коро¬лю и отечеству! Все ваши поступки — один гнуснее другого! увы, до чего же мы опрометчивы! Мы не доверяем небу заботы о наших нуждах, — нет, мы хотим быть умнее его, и докучаем ему нашими бессмысленными желаниями и необду¬манными просьбами. Я страстно желал иметь сына, я неустанно воссылал к небу жаркие мольбы, и вот теперь этот сын, которого оно, уступая моей настойчивости, мне послало, этот сын, кроме горя и муки, ничего мне не принес, а между тем я надеялся, что он будет мне отрадой и утешением!
Как низко вы пали! Неужели вы не краснеете оттого, что вы недостойны сво¬его происхождения? Вправе ли вы гордиться им? Или вы думаете, что достаточно имени и герба и что благородная кровь сама по себе уже возвышает нас, хотя бы мы поступали подло? Нет, нет и нет! То, что вы происходите от доблестных пред¬ков, ровно ничего не значит. Предки... предки... предки...
Дон Жуан. Предки отказываются признать во мне вашу кровь.
Дон Луис. Да! И все те славные деяния, что ими совершены, не дают вам никаких преимуществ; напротив, блеск их, падая на вас, выставляет вас в еще бо¬лее неприглядном виде, слава их — это факел, при свете которого всем бросается в глаза ваше позорное поведение. Поймите, наконец, что дворянин, ведущий дурную жизнь, — это изверг естества, добродетель — это первый признак благородства, именам я придаю куда меньше значения, чем поступкам; сына какого-нибудь ключника, если он честный человек, я ставлю выше, чем сына короля, ес¬ли он живет, как вы.
Дон Жуан. Если бы вы сели, вам было бы удобнее говорить.
Дон Луис. Нет, дерзкий, я не сяду и не буду больше говорить: я вижу, что все мои слова не западают тебе в душу. Как низко ты пал, сын! Но знай, недос¬тойный сын, что своими поступками ты довел отца до крайности: раньше, чем ты думаешь, я сумею положить предел твоему распутству, упрежу гнев небесный и, покарав тебя, смою с себя позор быть твоим отцом. (Слуги уносят его.) Стой! (Берет с подноса фрукты.) Поехали!
Слуги уносят Дона Луиса.
Дон Жуан. Сдохнуть скорее — это лучшее, что он смог бы сделать. Как я ненавижу, когда отцы живут дольше сыновей!
Сганарель. Сударь, ну как вы можете?
Дон Жуан. Что, я не прав?
Сганарель. Конечно правы, сударь. Но в таком случае вам было бы луч¬ше не пускать его на порог.
Дон Жуан. Сганарель! Александр Македонский умер...
Сганарель. Да что вы?
Дон Жуан. ...когда ему было тридцать три года. А до того он завоевал 618 городов. Мне нужно поторопиться! К делу! К делу, Сганарель.
Сганарель. Ох, сеньор, не к добру мне сегодня снились эти разбитые рыбки и мертвые яйца.
Дон Жуан. К морю, Сганарель!
Сганарель. К морю, сударь.
Работают веслами.
Дон Жуан. Хорошо идем!
Сганарель. Сеньор, а то, что здесь по колено воды, это так надо?
Дон Жуан. Сганарель, ты что, шпажкой дно продырявил?
Сганарель. Так это же ваша шпажка, сударь!
Дон Жуан. Спасибо, мы тонем, Сганарель.
Сганарель. Спасибо, сударь.
Дон Жуан. Тебе спасибо.
Сганарель. Вы уж меня извините, если что не так.
Дон Жуан. И ты меня прости. Ты плавать умеешь?
Сганарель. Нет, сударь.
Дон Жуан. Вот и я тоже... Сганарель, если я обидел тебя чем-нибудь или сказал чего не то, так надо было, понял?
Сганарель. Понял, сударь.
Погружаются под воду.
ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
«Спасение»
Сцена представляет местность на берегу моря.
Дон Жуан, Сганарель, крестьяне, крестьянки.
Пьеро. Смотри, смотри, кажись, плывет там ктой-то!
Л у к а. Да где? Нет там никого.
П ь е р о. Да вон! Люди! Люди там! Спасать их надо! Потонут невзначай! Сети порвут! Ныряй!
Ныряют в воду. Через некоторое время вытаскивают Дон Жуана и Сганареля.
Все. Давай, давай, давай! Тащи! Тяни!
Пьеро. Вобла вялена! Киревяк прям!..
3 а з а. Мертвые!
Роза (радостно). Мертвые!!! Точно мертвые!
Матюрина. А может живые? А?
Лука. Не трогай!
Матюрина (Луке). Да что ты все ко мне цепляешься-то?! (Разглядывая Дон Жу анш.) А-а-ай... Какой мужчина красивый! (Надавила ему на живот. Изо рта брызнула струйка воды.)
Лука. Плюется...
Дон Жуан. Где я?
Матюрина. У женщины в руках.
Дон Жуан. Добрый вечер, девушка. Как вас зовут?
Матюрина. Матюрина. А ты кто?
Дон Жуан. Дон... (теряет сознание.)
Матюрина. В хижину дона!
Дон Жуана уносят.
Лука. Второй тоже живой!
Сганарель. Где я?
Лука. Вы у нас в деревне.
Сганарель. Ты кто?
Л у к а. Я Лука.
Сганарель. А я кто?
Лука. Вы — господин.
Сганарель. А где мой этот... господин? Сударь! Сеньор! Где вы?
Лука. Его унесли.
Сганарель. Унесли? Черти унесли?
Лука. Наши унесли!
Сганарель. Ваши черти?
Л у к а. Да нет, наши бабы унесли. Пойдемте, покажу.
Сганарель. Бабы?! Неси меня... к бабам!
Лука уносит Сганареля.
ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
«Шарлотта»
Шарлотта, Пьеро.
Пьеро. Ну, что? Началось?
Шарлотта. Нет еще.
Пьеро. Они же там чуть было не потонули. Мы с Лукой выудили их из во¬ды — они, бедняги, аж синие были. В хижине-то посадили мы их обоих к огню, они до гола разделись и сушиться стали... Тут Матюрина пришла... И один из них тут же начал с ней... того... Один из них, верно, важная птица... А хоть и важная птица, а потонул бы, кабы не мы!
Шарлотта. Они что, так и сидят голые?
Пьеро. Нет, оделись уже.
Шарлотта. А Матюрина что, тоже голая?
Пьеро. Нет, одетая уже...
Шарлотта. Странно. Она любит раздеваться.
Пауза.
Шарлотта. Подарок принес?
Пьеро. Принес.
Шарлотта. Чё? Опять банка?
П ь е р о. Чё банка-то? Вот. (Достает из кармана полиэтиленовый пакет.)
Шарлотта. Это чё?
П ь е р о. В море нашел.
Шарлотта (надевает пакет на голову). Шапка. Красиво?
Пьеро. Смяшно. (Тоже надевает пакет.) Ну, как?
Шарлотта. Красиво.
Пауза.
Шарлотта. Сейчас петь будут. Пьеро. Во!
Пауза.
Пьеро. Шарлотт, в жизни я не видывал, чтоб так наряжались шикарно. Сколько у этого господина такелажа всякого понавешано... А рукавищи на руба¬хе такие широченные, что мы с тобой вдвоем влезли ба. А внизу на рукавищах — воротники крошечные. Чуд-но!
Пауза.
Пьеро. Чё-то у нас, Шарлотта, ерунда какая-то получается. Я же тебя... Ну, это... того... Очень притом... Жениться хочу. Очень... притом. А ты меня как-то не очень это... того... А?
Шарлотта. Вечно ты мелешь всякую ерунду.
П ь е р о. Я вечно мелю ерунду, потому что у нас тобой одна ерунда получа¬ется. Кабы не было такой ерунды, я бы и не молол эту ерунду вечно.
Пауза.
Пьеро. Башмаки у них такие богатые. Позументарно облажены... и лен¬ты... Ленты повсюдные, аж зависть берет. Нет, Шарлотта, чей-то у нас не то с то¬бой! Хошь ты тресни — не то! То не любовь — то хировяк разве! А вот на голове у них волосы вовсе даже не свои собственные, а натягивают они их на себя, ровно огромный такой колпак из кудели, чепец ровно... Не хочу я тебя попрекать, Шарлотта, но я для тебя и ленты скупаю у всех торговцев, что к нам заглядывают, музыкантов заманиваю, чтоб играли на име¬нинах у тебя, а ты мне: «дроздов достань, достань дроздов».
Шарлотта. Но они такие миленькие.
Пьеро. Миленькие... Чуть шею себе не свернул из-за этой хрени. Я для те¬бя все делаю, Шарлотта. Тебе все равно. Что в лоб, что по лбу.
Знаешь, ежели кто кого любит — сразу видать. Вон — Матюрина да Лука. Все-то она вокруг него вертится, крутится, проходу, прям, не дает. Уж она ему и в глаз, и в нос, и в зад... И все веселком, с юморком жа! А намедни сидел он на ска¬мейке, так она подкралась сзади, да как скамейку из-под него вытащила, он и рас¬тянулся по земле, распахался так чудно. Веселком опять жа! Сразу видно — лю¬бит. А ты? Я мимо тебя двадцать раз туда-сюда пройду — тебе хошь ба что! Ну, шуганула бы, жахнула там, жинданула чё ль! Нет — стоишь ровно пень! Рыба ты! Полено лежалое!
Шарлотта. уж какая есть. (Увидев внизу кого-то.) Девочка, выйди из воды!
Пьеро. Какая это девочка!
Шарлотта. Мальчик, выйди из воды!
Пьеро. Мальчик... Сорок семь лет...
Оба. Придурок, выйди из воды!
Придурок выходит из воды и уходит своей дурацкой походкой.
Пьеро. Что ты мне голову-то морочишь?
Шарлотта. Я тебя люблю как могу, а не нравится, так можешь полюбить другую!
Пьеро. Вот, разве такое скажешь кому, когда любишь!
Шарлотта. Да люблю я тебя!
Пьеро. Это я тебя люблю!
Шарлотта. Да чё ты хочешь от меня, чё ты хочешь?
П ь е р о. Я уже ничего не хочу. Я хочу, чтобы ты была со мной поласковее чуть! Можно это? Вон, как все!
Шарлотта. Ая не как все! (Внезапно бьет его по голове.)
Пьеро. Ты чё?
Шарлотта. Так люблю же!
П ь е р о. А. Вот ведь можешь, когда хочешь! Жаль только, не видел никто. Ты теперь постарайся и в перспективе, и на людях-то, вот так жа, поласковее, а? (Пы¬тается ее поцеловать.) Ну, что теперь-то?
Шарлотта. Так у нас до свадьбы-то не целуются.
Пьеро. Шарлотта...
ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ
Те же и Дон Жуан, Матюрина, затем Сганарель, крестьяне.
Дон Жуан (Матюрине). Я жду тебя здесь. (Матюрина уходит.) Сганарель! Правда, Сганарель, нам с тобой одновременно и повезло и не повезло? Не повез¬ло потому, что этот шквал изменил наши планы, и наша быстроходная лодка по¬тонула. А повезло потому что — посмотри какая красота вокруг! Какие люди! А вот эта крестьяночка! Ты видел? Она меня так утешила... Это с лихвой окупает все наши неудачи. Ты видел её это... (показывает бюст)?
Сганарель. А, это?.. Да. Сеньор, ей Богу, я дивлюсь вами! Небо уберегло нас от неминуемой гибели, а вы...
Дон Жуан. Заткнись! Твой господин что?
Сганарель. Мой господин знает, что делает.
Дон Жуан. Молодец! (Замечает Шарлотту.) Вот посмотри — эта крестья¬ночка... Разве она чем-то хуже той другой?
Сганарель. Ну, началось! Сударь, я пойду собираться, а? (Уходит.)
Дон Жуан знаком подзывает Пьеро.
Пьеро. Шарлотта, ты погляди, как он меня запомнил!
Дон Жуан. Э-э-э, как тебя?
Пьеро. Пьеро.
Дон Жуан. Спасибо. Спас меня. (Дарит Пьеро часы.)
Пьеро. Такой важный господин, а плавать не умеете.
Дон Жуан. Пьеро, сходи к той крестьянке, её зовут... (Показывает бюст.)
Пьеро. Матюрина. Она у нас одна такая. Все такие, а она такая... (Показыва¬ет.)
Дон Жуан. Передай ей... Она должна была придти сюда. Скажи ей, что сюда приходить не надо. Я сам приду к ней, понятно?
Пьеро. Понятно.
Дон Жуан. Да, ребята. Никому не слова.
Пьеро и крестьяне убегают и тут с криками возвращаются.
Дон Жуан. Так, проблема ясна. Я! К ней!
Пьеро. Ну вот я так и говорил! И не извольте беспокоиться! Я это фрагментарно!
Дон Жуан. Да, и никому не слова!
Крестьяне. Матюрина! Матюрина! Не ходи к нему! Он сам придет!
Пьеро и крестьяне уходят.
ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ
«Обольщение Шарлоты»
Дон Жуан, Шарлотта, Заза, Роза.
Дон Жуан. Чему я обязан, прекрасная сеньора, что в этой глуши, среди деревьев и скал можно встретить особу подобную вам? Вы из этой деревни?
3 а з а, Р о з а. Да.
Дон Ж у а н. То есть, вы здесь и живете?
3 а з а, Р о з а. Да.
Дон Жуан. А как вас зовут?
3 а з а, Р о з а. Шарлотта. Заза. Роза.
Дон Жуан. Шарлотта, какая вы красивая! Таких красавиц я не видал.
3 а з а, Р о з а. Ей стыдно.
Дон Жуан. Вам не нужно стыдиться. Всем, о чем я говорю, вы должны быть обязаны своей красоте. Сганарель!
Сганарель (появляясь). Да, сеньор?
Дон Жуан. Скажи — прелесть?
Сганарель. Прелесть. (Уходит.)
Дон Жуан (Шарлотте). Повернитесь, пожалуйста. Боже мой, какая у вас тонкая талия. Поднимите, пожалуйста, голову повыше. Голову! Красивое личико. Посмотрите на меня.
3 а з а, Р о з а. Посмотри на него, Шарлотта!
Дон Жуан. В глаза! О, какие красивые глаза! Покажите, пожалуйста, ваши зубки.
3 а з а, Р о з а. Ну, покажи! Зубы покажи, Шарлотта. Лучшие зубы в деревне!
Дон Жуан. Ой, какие зубки! А губки... Сплошное очарование! Боже, ка¬кие у вас руки!
3 а з а, Р о з а. Полно, сударь! Они же у нее черные как невесть что!
Дон Ж у а н. Да вы что?! Я никогда в жизни не видел таких красивых рук. Я бы хотел их все обцеловать! Я такой красивой девушки еще не встречал! Шарлот¬та... Скажите, Шарлотта, вы ведь незамужем?
3 а з а, Р о з а. Нет, но скоро выйдет за Пьеро — сына нашей соседки.
Дон Жуан. Что?!! Такой красивой девушке как вы быть женой простого рыбака! Нет! Нет! Небо этого не допустит! Я должен вырвать вас из этого убожест¬ва! Шарлотта, я специально прибыл сюда для того, чтобы соединить себя с вами. Да, я согласен, моя любовь родилась внезапно, но такова сила вашей красоты. Вас за четверть часа полюбишь так, как другую не полюбил бы за полгода.
3 а з а. Когда вы так говорите, сударь, мы право, не знаем, как быть.
Роза. Нам всегда говорили, что господам верить нельзя.
3 а з а. Что вы все обманщики, и у вас одно на уме — как бы девушку оболь¬стить.
Р о з а. А обманывать не хорошо! Мы бедные рыбачки, но честь свою бере¬жем!
3 а з а. Нам лучше помереть, чем её потерять!
Роза. Честь!
3 а з а. Да!
Дон Жуан. Неужели же вы думаете, что у меня такое черное сердце, что я способен обмануть такую красавицу, как вы? Нет, нет! Я не из таких людей! Знай¬те, у меня нет никакого другого желания, кроме одного — жениться на вас. Чтобы вы поняли, что я говорю правду, пусть вот это будет свидетелем моего обещания. (Надевает ей на палец коль-цо.)
Шарлотта. Господи! Не знаю, правду вы говорите или неправду, а полу¬чается так, что вам веришь.
Дон Жуан. Вы согласны? Вы принимаете мое предложение?
Шарлотта. А?
3 а з а, Р о з а. Согласна!
Дон Жуан. Дайте же мне руку в знак вашего согласия!!
3 а з а. Только, сударь, вы уж ее не обманите.
Р о з а. А то на вашей душе будет большой грех.
3 а з а. Она очень доверчивая!
Дон Жуан. Что? Мне обмануть такую красавицу как Шарлотта! Нет! Я сейчас принесу самые страшные клятвы! Пусть небо...
3 а з а, Р о з а. Нет!
Дон Жуан. Вы согласны?
3 а з а, Р о з а. Да!
Дон Жуан. Поцелуйте же меня в знак вашего согласия!
3 а з а. Э-э-э. У нас до свадьбы не целуются!
Роза. Вообще не целуются. До свадьбы!
3 а з а. Вы сначала женитесь, а потом целуйтесь, сколько хотите!
Роза. Сколько хотите, столько и целуйтесь!
3 а з а. Потому что у нас уже был такой случай! Всю деревню опозорили!..
Роза. Опозорили! На нас потом никто жениться не хотел!
3 а з а, Р о з а. Сука!!! (Вышла Сука.) Вот!
Дон Жуан. Вы согласны?
Шарлотта. Только бы тетка Симонетта согласилась...
3 а з а, Р о з а. Согласится, согласится! Тетушка Симонетта! (Убегают в дерев¬ню.)
ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ
Те же и Пьеро
Пьеро (видит Дон Жуана, целующего руку Шарлотте). Вобла вялена! Киревяк прям! Шарлотта! Сударь!!! А чей-то вы распалились так? Так можно и простуду схватить! Сударь! Чей-то вы наших баб тискаете! Думаете, если вы важная птица, так можно и баб наших тискать? Сударь! Да отойдите вы от нее-то! (Шарлотте.) Эй! Ты что делаешь-то? Вобла! Люди! На помощь! Ну, вставай! Тут баб наших!.. Руку-то убери! (Дон Жуану.) Сударь, если бы я знал, что вы тут!.. Руку-то убери! Что вам приятно будет, если каждый вас будет так трогать?
Дон Жуан (отталкивает Пъеро). Да что ж ты разорался?
Пьеро (становится между Дон Жуаном и Шарлоттой). А я все равно вас не боюсь! не с такими еще встречался!
Дон Жуан бьет Пьеро.
Сганарель. Сеньор, что вы? Ой! Дон Жуан. Ты заткнешься или нет?! Пьеро. Если б я знал, что вы...
Пьеро. Моряка не утопишь!
Дон Жуан. Заткнись. (Сганарелю.) Пошел вон.
Дон Жуан снова окунает голову Пьеро в таз с водой.
П ь е р о. Я двадцать минут могу под водой.
Дон Жуан. Заткнись!
Сганарель. Сударь, он же нас спас.
Дон Жуан. Пошел вон!
Пьеро. Мы — китобои! Засекай! (Сам ныряет в таз.)
Шарлотта (вынимая Пъеро из таза). Ну, какой же дурачок, Пьеро! Ты же должен быть счастлив, что я стану знатной дамой. Ты же должен радоваться, что я буду жить в замке. Ты слышишь, Пьеро?
Пьеро. Ну мы же с тобой помолвлены, Шарлотта...
Дон Жуан (Шарлоте). Вы себе не представляете, как нам будет хорошо в браке! Сейчас я вам это покажу. Смотрите.
Пьеро. А-а-а! (Уходит.)
Дон Жуан и Шарлотта ложатся и опускаются в яму.
ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ
«Шарлотта — Матюрина» Матюрина, Лука, крестьяне и крестьянки.
Лука. Подожди! Подожди, стой, да куда ты?
Матюрина. Перестань ты ко мне цепляться! Что ты ко мне цепляешься?
Лука. Я буду цепляться! Мы же с тобой помолвлены! Ну как же так?
Матюрина. Ну и что с того? Коли ты меня любишь — ты должен радо¬ваться, что я скоро стану знатной дамой.
Лука. Да ты на себя-то посмотри! Где ты таких знатных дам-то видела?
Матюрина. Так, ну все! Началось в деревне утро! Зимнее пальто забыла!
Крестьянка. Ой, ой, это я, дурочка, забыла! Сейчас принесу.
Матюрина (продолжая предыдущий разговор). Я буду жить во дворце. И ты с этого даже выгадаешь. Ты будешь приходить ко мне, когда захочешь. Потому что ты будешь продавать нам крабов, рыбу и все что я люблю.
Лука. Да черта с два я буду вам продавать, даже если бы вы платили вдвое больше!
Матюрина. Скряга! А втрое?
Лука. Лучше бы ты совсем околела, чем вышла замуж за другого! (Отбира¬ет у нее лыжи.) Это моё!
Матюрина. Да это ж ты мне подарил!
Лука. А я забираю обратно!
Матюрина. Между прочим, дареное не забирают!
Лука. А я забираю! (Дон Жуану.) А тебя я вообще не хотел спасать! (Уходит.)
Матюрина (Дон Жуану). Сударь, я готовая. Сударь, а что это вы там с Шарлоттой делаете? Может, вы ей тоже про любовь толкуете?
Дон Жуан. Нет, напротив, это она прожужжала мне все уши, что хочет стать моей женой. А я ей сказал, что помолвлен с вами.
Матюрина. Ой, спасибо.
Шарлотта. Что ей надо?
Дон Жуан. Она хочет выйти за меня замуж, но я ей сказал, что люблю только вас.
Матюрина. Сударь, что же это получается? Шарлотта другим перебега¬ет дорогу, да?
Дон Жуан (Матюрине, тихо). Не надо с ней вообще разговаривать: она вбила это себе в голову.
Шарлотта. Нехорошо это, Матюрина, ревновать из-за того, что сеньор со мной разговаривает.
Дон Жуан. Пусть себе говорит. Втемяшила себе в голову.
Матюрина. Эй, Шарлотта!
Шарлотта. Эй, Матюрина! (Дон Жуану.) Но надо же выяснить, что она там себе думает?!
Матюрина. Чего?
Дон Жуан (Матюрине, тихо). Уверяю вас, она сейчас станет вам говорить, что я собирался на ней жениться. (Шарлотте, тихо.) Я уверяю вас, она станет сейчас говорить, что я собирался жениться на ней.
Матюрина. Эй, Шарлотта, не годится это — перебегать другим дорогу!
Шарлотта. Нехорошо это, Матюрина, ревновать из-за того, что сеньор со мной разговаривает! Меня сеньор увидел первой.
Матюрина. Меня сеньор увидел первую.
Матюрина, Шарлотта (вместе). Он на мне обещал жениться!
- Да нет — он на мне, а не на тебе обещал жениться.
- Да ты другим, пожалуйста, рассказывай, а я тебе говорю: на мне!
- Не изволь дурачиться!
- Я тебе говорю — на мне! На мне! На мне!
- Закрой свой рот!
- Не я, а ты! Закрой свой рот!
- Заткнись, дура!
- Сама заткнись!
- Сударь, правда ли, что вы обещали взять ее в жены? Её? Её? (Смеются.)
3 а з а, Р о з а. Да вот он тут сам. Пускай скажет.
Матюрина, Шарлотта (вместе). Сударь, ну скажите! Ну, говорите!
Дон Жуан. Как красиво, а? (Пауза.) Я люблю вас. Что тут можно сказать? Когда я женюсь на ком-нибудь из вас — другая поймет, кого я люблю. Ведь все решают дела, а не слова. Шарлотта, вы самая потрясающая девушка на земле, ко¬торую я когда-либо встречал! Матюрина, вы чудный, цельный человек! Я люблю вас! Девочка, тебя я тоже люблю. У тебя все впереди! Заза, Роза вы — чудо! Сука, я люблю тебя! Придурок, спасибо тебе за всех букашек и бабочек, которых ты мне не наловил! Девушка, как вас зовут?
Крестьянка. Марианна?
Дон Жуан. Мари... как? Сганарель, я люблю их!
Вращается помост. Апофеоз любви.
Рыбак. Сударь! Спасайтесь! Спасайтесь! Двенадцать всадников скачут сю¬да. Они расспрашивали какого-то крестьянина, он описал им вашу наружность. Бегите! Вы в опасности!
Дон Жуан. Сганарель, что делать?
Сганарель. Ну что?.. Бежим! Бежим, сеньор, быстрее!
Заза. Сударь, сударь! Там Пьеро, Лука и с ним шесть гребцов! Они ищут вас и орут, что убьют! Вам надо бежать! С ними свирепый Бартелло!
Сганарель. Сеньор, бежим скорее! Немедленно! умоляю!
Дон Жуан. Мои красавицы! Дела неотложной важности заставляют меня, дворянина, ненадолго остаться одному. Сганарель, проводи девушек в деревню!
Сганарель (женщинам). Ап! Стоять! На колени! Умоляйте! Умоляйте его скрыться немедленно! На коленях просите. Эй, придурок, на колени!
Все падают на колени и умоляют Дон Жуана скрыться.
Дон Жуан. Я...Я обещаю, что выполню все обещания, которые я вам тут понадавал. И если небу будет угодно, то вы еще до наступления темноты услы¬шите о своем Доне Жуане.
Все. Бегите! Бегите, сударь!
Дон Жуан. Пожалуй, вы правы.
Дон Жуан и Сганарель переодеваются в платья монашенок.
Дон Жуан. Ну, пора!
Сука. Сына Жуаном назову!
Все. До свидания!
ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ
«Лес»
Сцена представляет лес
Дон Жуан, Сганарель.
Сганарель. Сеньор, вы бы только видели себя! Ха-ха!
Дон Жуан. Бежим!
Сганарель. Ой, сеньор, не торопитесь так, умоляю.
Дон Жуан. А ты догоняй.
Сганарель. Сеньор, умоляю вас, помедленнее, пожалуйста.
Дон Жуан. Догоняй!
Сганарель. Сударь, ну, ей Богу, я больше не могу. Сеньор, давайте пере¬кусим. Я себя отвратительно чувствую. (Останавливается.)
Дон Жуан. Ты знаешь, Сганарель, у меня такое чувство, что я здесь уже когда-то бывал. Все эти деревья, кусты, тропинки... Мне кажется все это таким знакомым. Ты посмотри, вон видишь дерево? Разве это дерево не было свидетелем каких-то пламенных клятв?..
Сганарель. Сеньор, если мы начнем сейчас вспоминать все эти деревья и кусты, под которыми вы давали пламенный клятвы, мы здесь до вечера застрянем. Сеньор, умоляю, давайте перекусим, а? А то последние часы этого безумного приключения выбили меня из колеи. И у меня полное истощение организма. Сеньор, я вас очень прошу, когда мы выберемся в город, сводите меня к врачу.
Дон Жуан. Зачем?
Сганарель. Как зачем? Полечиться!
Дон Жуан. Если ты, Сганарель, хочешь умереть, я свожу тебя к врачу.
Сганарель. Сеньор, я смотрю, вы и в медицине такой же безбожник, как и во всем остальном?
Дон Жуан. Медицина, Сганарель, — одно из величайших заблуждений человечества. Едем!
Сганарель. Ой, сеньор, ну не так быстро, прошу вас. Сударь, дадите мне потом прокатиться?
Дон Жуан. Попозже, я еще сам не накатался.
Сганарель. Сеньор, вот скажите мне, неужели вы не верите ни в лавро¬вый лист, ни в ревень, ни в рвотное вино?
Дон Жуан. А с чего бы я стал верить в них?
Сганарель. Ну как же, сударь! Вот, например, рвотное вино за последнее время наделало много шуму. Самых неверующих обратило в свою сторону. Да и я сам не далее как три недели назад был свидетелем чудесного действия этого на¬питка. Один наш городской парикмахер уже шесть дней находился при смерти; врачи не знали, что ему и прописать, толку не было ни от одного лекарства, ре¬шили в конце концов дать ему рвотного вина.
Дон Жуан. Ну и?
Сганарель. Помер!
Дон Жуан. Замечательное действие!
Сганарель. А что вы хотите? Целых шесть дней он не мог умереть, а тут выпил и сразу же и умер.
Дон Жуан выделывает кренделя на велосипеде.
Дон Жуан. Смотри! Смотри!
Сганарель. Вот здорово, а!
Дон Жуан. Смотри, смотри — опа!
Сганарель. Сеньор, дайте покататься.
Дон Жуан. Сганарель, у тебя нет ощущения, что мы заблудились?
Сганарель. Есть.
Дон Жуан. Сганарель, у тебя нет ощущения, что кто-то говорит?
Сганарель. Есть.
Дон Жуан. Кто?
Сганарель. Вы, сударь.
Дон Жуан. Я??? Правильно, Сганарель! Едем!
Сганарель. За что я вас люблю, сударь — у вас потрясающее чувство юмора! Как у меня!
Дон Жуан. Слушай, Сганарель, у меня явственное ощущение, что мы за¬блудились. И по-прежнему длится ощущение, что кто-то где-то говорит.
Сганарель. Вы, сеньор.
Дон Жуан. А вот сейчас? Нет такого навязчивого ощущения, что кто-то где-то смеется?
Сганарель (увидев Нищего). А-а-а-а!!!
ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ
Те же и нищий.
Дон Жуан. Не бойся, я с тобой! Спроси у человека короткую дорогу в го¬род.
Сганарель. Эй, эй, человек. Не подскажешь ли нам наикратчайшую до¬рогу в город.
Нищий. Вам надо и дальше идти этой дорогой, господа, а когда выйдете из леса, сверните направо.
Сганарель. Направо, сеньор! А вы всё — налево, налево!
Дон Жуан. Я всегда налево!
Нищий. Только будьте осторожны — в лесу разбойники. Они ходят с тол¬стыми палками и грозятся перебить всех дворян.
Дон Жуан. Спасибо.
Сганарель. Сеньор, я предлагаю повернуть назад.
Дон Ж у а н.Только вперед!
Сганарель. Там толстые палки!
Дон Ж у а н. За мной!
Нищий. Может, сударь, вы мне милостыню подадите? (Сганарелю.) Суда¬рыня, подайте бедному человеку на пропитание.
Сганарель. Это ты кого сейчас сударыней назвал? А? Эй ты!?
Дон Жуан. Сганарель!
Сганарель. Ну, сеньор, чего он обзывается?
Дон Жуан. Человек, твои советы, как я вижу, не бескорыстны.
Н и щ и й. Я бедный человек, сударь, бедный... Заставьте вечно за вас Бога молить.
Дон Жуан. Не надо за нас своего Бога молить! Моли его за себя, чтобы он тебе новое платье дал.
Нищий. Подайте на хлебушек...
Дон Жуан. Сганарель, иди, покатайся.
Сганарель. Можно?! Правда, сеньор, я два кружка! ух, ты! Сударь, смот¬рите!
Дон Жуан (нищему). Скажи, дружок, а что ты делаешь в этом лесу?
Нищий. Молюсь о здравии добрых людей, которые мне что-нибудь пода¬ют. Подайте на хлебушек...
Дон Жуан. Стало быть, ты должен быть самым счастливым человеком на свете.
Нищий. Ой, сударь, я бедный, я очень бедный.
Дон Жуан. Ты шутишь! Человек, который целыми днями молится, дол¬жен быть самым счастливым человеком.
Н и щ и й. У меня даже кусочка во роту иногда нет. Подайте на хлебушек...
Дон Жуан (кидает нищему монету). Человек! Хочешь луидор?
Нищий. Хочу.
Дон Жуан. Бери — это все твое.
Сганарель (проезжая). Сеньор, сеньор, смотрите — с одной рукой!
Дон Жуан. Молодец, Сганарель!
Сганарель уезжает за сцену. Оттуда доносится грохот падения.
Сганарель (выходя). Ой, сударь, а во что это вы тут играете?
Дон Жуан. В луидор. (Кидает Нищему кружку.)
Нищий (поймав кружку). Спасибо, сударь, я за вас буду Бога молить.
Дон Жуан. Это все твое. При одном условии, что сейчас немного побого-хульствуешь. Ну, богохульствуй!
Нищий. Это грех, сударь!
Дон Жуан. Одно слово.
Нищий. Не вводите меня в грех.
Дон Жуан. Побогохульсвуй! Богохульствуй! Ну же! Одно слово!
Нищий. Чур его, чур!
Дон Жуан (направляет на Нигцего пистолет). Богохульствуй! Ну, давай!
Сганарель. Да ну, побогохульствуй немножко! Немножно можно.
Нищий. Нет, сударь, нет! уж лучше я умру, раз на то воля Божья. Нет, нет, сударь! (Уползает.)
Дон Жуан. Постой. Возьми. (Пинает кружку.) Я тебе это даю! Не ОН, а Я! Из человеколюбия!..
Нищий уходит.
ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ
«Лес» - продолжение.
Дон Жуан сидит на столбе, Сганарель.
С г а н а р е л ь. Я бы все отдал, сударь, чтобы узнать ваши мысли. Во что вы верите? Сеньор, а в рай вы верите? А в ад? А в дьявола? А в «черного монаха» ве¬рите, сударь?
Дон Жуан. Пошел ты к черту со своим «черным монахом»!
Сганарель. Вот уж нет! «Черного монаха» я вам не отдам. Всем известно, что именно «черный монах» февральскими темными ночами пьет у младенцев кровь. И вы сами это знаете, а делаете вид, что не верите. Сударь, скажите мне, прошу вас, во что вы верите?
Дон Ж у а н. Во что я верю? В то, что дважды два — четыре.
Сганарель. Дважды два четыре? А дважды четыре восемь?
Дон Жуан. А дважды восемь — шестнадцать.
Сганарель. Так что же, ваша религия — арифметика? Таблица умноже¬ния? Хороша вера. Боже, какие мысли лезут порой в голову образованным людям! И чем они образованнее, тем глупее мысли.
Ну вот я, сударь... Никто в мире не может похвастаться, что чему-нибудь ме¬ня научил, но я с моим крохотным умишком, с моим крохотным здравым смыс¬лом знаю больше, чем любой книжник. И я, сударь, прекрасно понимаю, что этот мир, вот эти деревья, эти скалы, эта земля, это небо, что над нами — они не могли взяться ниоткуда; они не могли вырасти за одну ночь, как гриб. Взять, к примеру, хоть вас: разве вы сами собой появились на свет, разве не нужно было для этого, чтобы ваша мать забеременела от вашего отца? Можете ли вы смотреть на все те хитрые штуки, из которых состоит машина человеческого тела, и не восхищаться, как все это пригнано одно к другому? Нервы, кости, вены, артерии, эти самые... легкие, сердце, печень и прочие части, которые тут имеются и... Бог ты мой, что же вы меня не прерываете? Я не могу вести спор, если меня не перебивают. Вы нарочно молчите, это просто ваша хитрость, чтобы я выговорился, а потом всю дорогу молчал. А я не могу молчать в этом лесу, мне страшно! Если я буду мол¬чать — я буду бояться.
Дон Жуан. Продолжай, я внимательно слушаю твои прекрасные рассуж¬дения.
Сганарель. Я так рассуждаю, потому что знаю, что в каждом человеке есть что-то такое, что не может объяснить ни один ученый. Разве это не порази¬тельно, что я сижу вот тут с вами, а в голове у меня что-то такое думает о сотне всяких вещей сразу и приказывает моему телу все, что угодно? Захочу ли я уда¬рить в ладоши, вскинуть руки, поднять глаза к небу, опустить голову, пошевелить ногами, пойти направо, налево, вперед, назад, повернуться...
В глубине сцены появляются разбойники, они кого-то избивают.
Дон Жуан. Сганарель, тебе не кажется, что кто-то где-то кого-то бьет?
Сганарель. Сеньор, мне не только кажется, я просто уверен, что там три здоровенных мужика огромными палками лупят благородного дворянина. Су¬дарь, ваш долг — пойти ему помочь.
Дон Жуан. Мой долг? У меня нет долгов, Сганарель.
Сганарель. Прошу вас, сеньор! Прошу вас!
Дон Жуан. Я не собираюсь помогать человеку, которого бьют палками.
Сганарель. Сеньор, прошу вас! Они его насмерть забьют этими огром¬ными дубинами!
Дон Жуан. Ты хочешь помочь человеку? На, возьми шпагу и помоги че¬ловеку.
Сганарель. Я?
Дон Жуан. Да.
Сганарель. Сеньор!
Дон Жуан. Иди! Помоги человеку! Ну-ка быстро иди и помоги человеку!
Сганарель (идет, но тут же возвращается). Они меня не заметили, поэто¬му...
Дон Жуан. Иди, помоги человеку! Давай!
Сганарель. Ой, сударь! Ой-ой-ой!.. (Убегает.)
Дон Жуан достает пистолет, стреляет, один разбойник падает, остальные убегают.
ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ
«Братья»
Сганарель в глубине сцены. Дон Жуан, дон Карлос.
Дон Карлос (вкладывая шпагу в ножны). Позвольте, милостивый государь, поблагодарить вас за ваш благородный поступок.
Дон Жуан. Сударь, я сделал то, что и вы сделали бы на моем месте. Вы в город направляетесь?
Дон Карлос. Нет, старший брат и я вынуждены разъезжать по окрестно¬стям ради одного из тех неприятных дел, которые подвергают тяжкому испыта¬нию не только нас самих, но и наши семьи.
Дон Ж у а н. А! Неумолимые законы чести!
Дон Карлос. Да, мы, дворяне, находимся в незавидном положении. Нас не спасает ни осмотрительность, ни безупречное поведение... Наша жизнь, наш покой зависят от прихоти любого негодяя, который среди бела дня может нанести нам одно из тех оскорблений, на которое дворянин обязан ответить с оружием в руках.
Дон Жуан. Однако, сударь, у нас есть преимущества. Мы можем причи¬нить не меньшие неприятности тем, кто собирается причинить неприятности нам. (Оттаскивает тело разбойника.)
Дон Карлос. Согласен с вами, сударь.
Дон Жуан. Кто вас обидел?
Дон Карлос. Не стану скрывать от вас сударь. Преступление, за которое мы хотим отомстить, заключается в следующем: нашу сестру соблазнили, похити¬ли из монастыря и жестоко её обесчестили. А преступник — некий Дон Жуан Тенорио, сын почтенного дона Луиса Тенорио. Мы с утра идем по его следу.
Дон Жуан. А вы, сударь, знакомы с этим самым Дон Жуаном?
Дон Карлос. Я — нет. И никогда его не видал. Мне описал его мой стар¬ший брат. И я вам скажу, что этот Дон Жуан ведет такой образ жизни, что дворя¬нину... В общем, этот Дон Жуан порядочная скотина! Дон Жуан — это свинья! Вы слышите! Сарданапал!..
Дон Жуан. Все! Ни слова больше о Доне Жуане! Согласен. Потому что этот Дон Жуан — мой лучший... я бы сказал единственный друг.
Дон Карлос. Сударь, из уважения к вам я больше ничего о нем не скажу. Это самое малое, что вы можете требовать от человека, который обязан вам жиз¬нью. И как бы там ни было, как бы вы не были дружны с этим Дон Жуаном, я ос¬мелюсь надеяться, что вы не одобрите его поступка и сочтете оправданным наше намерение жестоко отомстить ему.
Дон Жуан. Сударь, я дворянин и не позволю оскорблять нас, дворян. Вы получите удовлетворение от него, где и когда захотите. Он ничего не делает без моего совета.
Дон Карлос. Сударь, мы вам бесконечно признательны, хотя мне крайне неприятно вовлекать вас в эту скверную историю. О жестокость судьбы! Вы спас¬ли мне жизнь, а Дон Жуан ваш лучший друг!
В глубине появляется Дон Алонсо.
Дон Алонсо. Карлос! Карлос! Эй, с кем ты?
Дон Карлос. Это мой брат. Алонсо! Алонсо, иди сюда!
Дон Алонсо. Я иду!
Дон Карлос. Это мой брат. Алонсо! Познакомьтесь, это мой брат, Дон Алонсо. А это мой спаситель — Дон...
Дон Жуан. Дон Жуан.
Дон Карлос. Кто?
Дон Жуан. Дон Жуан.
Дон Алонсо. Ты... Ты, мой брат, вместе со смертельным врагом нашей семьи?
Дон Жуан. Видите, господа, несмотря на то, что вас двое, а я один, я не собираюсь скрывать своего имени. Я — Дон Жуан.
Дон Алонсо (обнажая шпагу). Сейчас ты умрешь, мерзавец! Сражайся!..
Дон Карлос. Алонзо, умоляю тебя! Он спас мне жизнь: если б не он, меня бы убили разбойники.
Дон Алонсо. Так неужели же это должно помешать нашей мести? Такая благодарность смешна. Он умрет!
Дон Карлос. Я клянусь тебе, он спас мне жизнь!
Дон Алонсо. Карлос, наша честь несоизмеримо дороже нашей жизни! Мы ничем не обязаны человеку, который спас нам жизнь, но отнял нашу честь!
Дон Карлос. Я знаю! Я знаю, брат! Мой долг — рассчитаться за попран¬ную честь! Но могу ли я отправить этого господина на тот свет, не отплатив ему добром за добро? Ну, Алонсо, я прошу тебя.
Дон Алонсо. Небо предоставляет нам благоприятный случай отомстить. Если ты не хочешь драться — удались. А я один совершу жертвоприношение. Он умрет! Умрет!
Дон Жуан. Молодые люди, вы не могли бы принять какое-нибудь реше¬ние? Я очень тороплюсь.
Дон Алонсо. Мерзавец!!!
Дон Карлос. Остановись, брат! Я не допущу, чтобы на его жизнь поку¬шались на том самом месте, где он спас мою, ты слышишь!?
Дон Алонсо. Ты что, ты идешь против меня? Ты принимаешь сторону нашего врага и идешь против меня? При виде Дон Жуана меня охватывает ярость, а твои чувства к нему дышат кротостью! Он умрет!
Дон Карлос. Давай, отсрочим дело мести. Я прошу тебя! Слышишь!? (Вынимает шпагу.)
Дон Алонсо. убери шпагу! убери шпагу, Карлос! (Убегают.)
Сганарель. Сударь, ну что? Они это...
Дон Жуан. Почему ты все время убегаешь, когда мне грозит смертельная опастность?
Сганарель. Да нет, сударь. Понимаете, всему виной это платье. Как по¬думаю, что он на мне — как будто слабительного принял. Честное слово.
Дон Жуан. Мог бы придумать оправдание и получше, Сганарель. Ой, они идут. Давай, быстрей убегай. Давай, давай!
Появляются Дон Алонсо и Дон Карлос.
Дон Карлос. Дон Жуан. Я стараюсь отплатить вам добром за вашу по¬мощь. Отсюда вы должны увидеть, что завтра я также ревностно отплачу вам за оскорбление, как сегодня — за спасение! Я не прошу от вас, чтобы вы тут же рас¬крыли ваши чувства! Я предоставляю вам возможность на свободе принять пра¬вильное решение. Вы сами понимаете, какое оскорбление вы нанесли! Судите са¬ми, какого удовлетворения мы требуем. Чтобы нас удовлетворить, есть средства мирные, есть также средства кровавые и жестокие. Но как бы то ни было, и что бы вы не избрали, вы дали мне слово Дон Жуана. Помните об этом! И еще не забы¬вайте, что в любом другом месте я должник только перед собственной честью.
Дон Жуан. Спасибо. Спасибо вам большое. Я — Дон Жуан и обязательно исполню все, что обещал. Как вы понимаете, я не очень боюсь дуэлей, просто сей¬час она была бы несколько некстати. Поэтому я вас искренне благодарю за от¬срочку. Спасибо большое! (Пожимает руку Дону Карлосу и обнимает его.)
Дон Алонсо. Карлос, стой! Запомните, мы будем ждать вас сегодня в полночь на темной улочке, ведущей к монастырю! И там, на темной улочке, мы совершим все, что не смогли сейчас.
Дон Жуан. Спасибо (протягивает руку).
Дон Алонсо. Ах ты, мерзавец! Я убью тебя! Ты умрешь сегодня! В пол¬ночь! Ты умрешь!
Дон Карлос и дон Алонсо уходят.
ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ
«Склеп»
Сганарель, Дон Жуан, потом статуя Командора.
Дон Жуан. Эй, Сганарель! Ты в порядке?
Сганарель (выходя). Да я, сударь, просто оглядывал окрестности.
Дон Жуан. А ты знаешь, кому я сейчас спас жизнь?
Сганарель. Нет, сударь.
Дон Жуан. Брату Эльвиры.
Сганарель. Да вы что...
Дон Жуан. Он оказался порядочным молодым человеком. Он дал мне от¬срочку.
Сганарель. Сударь, я считаю, что вы могли бы легко уладить это дело, если бы вернулись к донье Эльвире. Прошу вас, сеньор.
Дон Жуан. Ты прекрасно знаешь, что мои к чувства к донье Эльвире ос¬тыли. Мое сердце что?
Сганарель. Ваше сердце должно быть свободным. Будь у вас хоть сто ты¬сяч сердец, вы бы их все отдали... первой попавшейся.
Дон Жуан. Молодец. Красивой попавшейся. А что это за великолепное здание, там за деревьями.
Сганарель. Где, сеньор? Я не вижу совсем никаких зданий.
Дон Жуан. Там, за деревьями. Пойди, посмотри.
Сганарель. Да что вы, сеньор? Может, пойдем домой? Здесь, знаете ли, зданий в лесу понатыкано на каждом шагу.
Дон Жуан. Что ты стоишь как громом пораженный? Я сказал — посмот¬ри!
Сганарель. Слушаюсь, сеньор. Что, прямой сейчас пойти и посмотреть? Ну, что смотреть, вы разве не знаете, что это за здание? Ну, как же, сеньор! Это же та самая гробница, которую заказал себе командор, незадолго до смерти. Тот са¬мый, которого вы... по всем правилам...
Дон Жуан. Да? Я и не знал, что она здесь. Мне рассказывали много инте¬ресного про эту гробницу, что она очень красивая.
Сганарель. Особенно статуя.
Дон Жуан. Да, статуя красивая... Пойдем, посмотрим?
Сганарель. Зачем? Нет, мне кажется, что не очень прилично... смотреть на человека, которого вы собственноручно... по всем правилам...
Дон Жуан. Почему?
Сганарель. Все-таки есть какие-то рамки...
Дон Жуан. Ты баба, Сганарель!
Сганарель. Ну и вы туда же! Этот, на столбе, все «сударыня, сударыня» и вы!..
Дон Жуан. Сганарель, ты настоящая баба! Я сейчас выбью из тебя этот страх! Пей!
Сганарель. Можно, да?
Дон Жуан. Нужно!
Сганарель. Спасибо (пьет).
Дон Жуан. Мы сейчас с тобой пойдем проведаем Командора. Он человек интеллигентный...
Сганарель. Мы тоже, вроде, не в мусорных ведрах найдены...
Дон Жуан. Ты-то точно. Он будет рад нашему визиту, Сганарель.
Сганарель. Сеньор... (Раскат грома.) Небо уже в третий раз предупрежда¬ет нас, что...
Дон Жуан. ...будет дождь. А если небо действительно хочет мне что-то сказать, пусть выражается яснее.
Сганарель. Сеньор, прошу. Вон там есть тропинка (я обследовал), веду¬щая прямо к гробнице.
Гробница открывается, видна статуя командора.
Сганарель. Ох, как красиво! Какие красивые статуи! Какой красивый мрамор! Какие красивые колонны! Ох, как красиво! Что вы скажете, сударь?
Дон Жуан. Я поражаюсь, Сганарель, тщеславию Командора, при жизни у него было такое убогое жилище, а тут...
Сганарель. Сударь, а куда вы нажимали?
Дон Жуан. На голову. А тут, смотри, какое великолепие, а? (Нажимает на статуи.) Смотри, смотри, Сганарель?
Сганарель. Сеньор, а вот и сам Командор.
Дон Жуан. Черт возьми! Ему идет это одеяние римского императора.
Сганарель. Вы только взгляните, какое лицо! Как живое... Полное ощу¬щение, что он вот-вот заговорит. Знаете, сеньор, мне кажется, ему не очень-то приятно, что мы здесь находимся.
Дон Жуан. Он рад, что мы почтили его своим визитом. Сганарель, спроси у него, не хочет ли он отужинать у меня.
Сганарель. Что вы сказали, сударь?
Дон Жуан. Пригласи его отужинать у меня!
Сганарель. Ну, что вы, сеньор?! Что за фантазии! С ума надо сойти, что¬бы разговаривать со статуей.
Дон Жуан. Давай, давай.
Сганарель. Сеньор, вы серьезно?
Дон Жуан. Твой господин знает, что делает!
Сганарель. Ну, пожалуйста. Только по-моему это все...
Дон Жуан. Ну!!!
Сганарель. Сеньор командор!.. Ну все это глупо, ей Богу, ну, сударь...
Дон Жуан. Давай, давай, Сганарель.
Сганарель. (Громко.) Сеньор командор! Господин мой, Дон Жуан, спра¬шивает вас: соблаговолите ли вы отужинать у него?
Статуя кивает головой.
Сганарель. Опаньки!
Дон Жуан. Что за «опаньки? Что это значит?
Сганарель (кивая головой, как статуя). С-с-с.. .Статуя...
Дон Жуан. Молодец...
Сганарель. Статуя, сударь, статуя... сделала мне знак.
Дон Жуан. Какой ты трус, Сганарель!
Сганарель. Сударь, если вы мне не верите, пойдите, спросите сами...
Дон Жуан. Смотри, я докажу, что ты трус! (Смеется.) Сеньор Командор, не угодно ли вам будет отужинать у меня?
Статуя поднимается.
Сганарель. Что я вам говорил, сударь?
Дон Жуан. Пойдем отсюда, а?
Сганарель. Быстрее, сеньор! Здесь выход! умоляю, не задерживайтесь!
Дон Жуан и Сганарель уходят.
Затемнение. Занавес.
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
«Слуги»
Слуги, Сганарель.
Слуги. Доброе утро, сеньор! Доброе утро, сударь! (Брызгает водой.)
Э-э! Это пропускаем!
Выпить!
Выпивка! (Играют на гитарах. Телефонный звонок.)
Да. Да, сеньора.
Кто это?
Донья Эльвира.
Сеньора, понимаете, он... Он здесь...
(поет.) Трубку повесила.
(танцует с манекеном.) Сеньора, посмотрите на меня! О! Как вы на меня посмотрели! Ваши глаза... смотрят прямо в душу! О! Покажите вашу талию! Какая у вас тонкая талия! Поцелуйте меня в знак вашего согласия! Что? У нас до свадьбы не целуются! (Все поют.)
Сганарель (входит). Заняться нечем? За работу! Живо!
ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
«Отец - II»
Сганарель, Дон Жуан, Дон Луис, затем Священник.
Сганарель. Сеньор! Хозяин! Сударь, там ваш отец. Позвать? Входите, сеньор.
Дон Луис. Я знаю, что помешал вам и что вы не в восторге от моего при¬хода. Но по какому праву вы пользуетесь нашими дворянскими привилегиями? Как прикажете понимать ваш последний позорный поступок?
Дон Жуан. Отец мой, верно какой-то внутренний голос сказал вам, как я нуждаюсь в вас, и вы пустились в путь. Вы, старый воин, вы, благочестивый чело¬век, вы поймете меня. Перед вами сын, с которым случилось удивительное пре¬вращение. Я совсем не тот, что был вчера. Я вспоминаю свою прежнюю жизнь и удивляюсь, как небо могло на все это смотреть и не обрушить на мою голову уда¬ры своего правосудия? Отец мой, я в ужасе от той жизни, которую я вел. От той преступной и развратной жизни, которой я был ослеплен.
Дон Луис. Неужели благое небо вняло моим мольбам? Не обманываете ли вы меня, не обольщаете ли ложной надеждой?
Дон Ж у а н. ...я хочу обратиться, отец. Я докажу всему свету, что я другой. Я хочу раскаяться, хочу искупить все свои грехи. Я приложу к этому все свои си¬лы.
Дон Луис. Могу ли я верить в ошеломляющую весть о вашем обращении? Возможно ли это, сын мой?
Дон Жуан. Да, отец. Я хочу молить небо лишь об одном, чтобы оно по¬зволило и вам простить меня.
Дон Луис. Как легко возвращается отцовская любовь. И как быстро, при первом же слове раскаяния забываются все обиды, которые нанес нам сын. Я уже не помню всех тех несчастий, которые вы мне ниспослали. Всё изгладили слова, которые я только что слышал от вас. Я, признаться, сам не в себе, я лью слезы ра¬дости. Мне уже не о чем просить Бога. Обними меня, обними меня, сын!
Дон Жуан. Отец мой, я прошу тебя...
Дон Луис. Будь тверд в своем решении.
Дон Жуан. Помоги мне и дальше идти по этой дороге. Только по этой! Я прошу тебя, не бросай меня!
Дон Луис. Сынок! Только будь тверд! Сынок! Это чудо! Это чудо! Это чу¬до! Сын мой. Господи! Ты оставайся здесь, сын мой, а я... а я-то что? А я поспешу к твоей матери. Я принесу к ней радостную весть. Я разделю с ней восторг, который испытываю я. Я вознесу к небу мольбы благодарения за то благое решение, кото¬рое оно вам ниспослало (встает на колени).
Сганарель. Сеньор, встаньте, я провожу вас.
Дон Луис. Я сейчас, я сейчас... (Уходит.)
Пауза.
Дон Жуан вынимает изо рта жевательную резинку, затем крестится. В это время слуги приводят священника, подставляют ему лестницу, по которой он поднимается на кресло. Лестни¬цу увозят. Дон Жуан что-то шепчет на ухо Священнику.
Священник. Слушаю тебя, сын мой.
Дон Жуан что-то шепчет на ухо Священнику.
Священник. Куда?.. Вы не готовы, сын мой! Вы не готовы! Уведите меня!
Священника уводят.
Сганарель. Что, сударь? Что случилось?
Дон Жуан. Дурак! Ой, дурак!
Сганарель. Как дурак? Кто дурак, сударь?
Дон Жуан. Ты — дурак, если поверил, что все, что я говорил — правда. Если поверил хоть одному моему слову. Неужели ты мог подумать, что слова мои в соответствии с моим сердцем, дурак?
Сганарель. Боже мой! Что вы за человек такой? А?
Дон Жуан. Я все тот же. Чувства мои совсем не изменились.
Сганарель. Что, вас не убедила эта движущаяся статуя?
Дон Жуан. Что бы там ни было, это могла быть игра теней, дымка, засти¬лавшая нам взор. Игра теней и дымка!
Сганарель. Сеньор, вы отказываетесь верить в то, что вы видели собст¬венными глазами?
Дон Жуан. Дважды два — четыре.
Сганарель. Небо послало вам это удивительное чудо...
Дон Жуан. Дважды четыре — восемь.
Сганарель. ... Чтобы предостеречь вас, сударь, чтобы спасти вас! Он кивнул нам головой!!!
Дон Жуан. Что бы там ни было, это не может поколебать ни мое сердце, ни мой разум. И если я сказал, что хочу измениться, хочу изменить свое поведе¬ние, то это была уловка, стратегия, притворство. Потому что отец мне нужен. По¬тому что я хочу оградить себя от нападок других людей.
Сганарель. Значит, вы ни во что не верите, а хотите казаться доброде¬тельным человеком?
Дон Жуан. А что в этом особенного? Сколько людей сегодня надевает на себя эту маску лицемерной добродетели? Чем я хуже других?
Сганарель. Да что же вы за человек?
Дон Жуан. Нынче лицемерие — модный порок. А каждый модный порок нынче — добродетель. Я знаю тысячи людей, которые, как им кажется, замолили грехи своей молодости, оградились щитом религии, а совершают самые гнусные дела на свете! Их тысячи, Сганарель! Лицемерие — самый удобный способ безна¬казанно совершать вообще все, что хочешь!
Сганарель. Что же вы такое говорите? Помимо всего прочего, вы еще хо¬тите стать лицемером? Сеньор, это верх гнусности. А ваш последний поступок, сударь, вообще вывел меня из себя! Знаете что? Делайте вы со мной, что хотите. Колите меня, бейте меня, убейте меня, в конце концов! Только я — ваш верный слуга, скажу вам: вы живете, сударь, как скотина!!! И за это попадете к чертям в пекло!..
Дон Жуан. Если ты еще раз будешь докучать мне своими нравоучениями, если произнесешь еще хоть одно слово на этот счет, я велю своим людям связать тебя, возьму воловьи жилы и лично изобью тебя до смерти, понял!?
Сганарель. Как не понять? Конечно, понял. Мне, сеньор, в вас всегда то и нравилось, что вы говорите без обиняков, напрямик. (Уходит.)
Дон Жуан. Пшел вон! Сганарель!
Сганарель (появляясь). Я, сеньор.
Дон Жуан. Пошел вон!
Сганарель. Слушаюсь, сударь (уходит).
ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
«Донья Эльвира»
Фехтовальщики, Дон Жуан, Донья Эльвира, Сганарель.
Слышны команды: «Шаг... выпад... шаг... выпад...»
Донья Эльвира. Дон Жуан! Дон Жуан! Перед вами уже не та донья Эльвира, что проклинала вас. Теперь в моем сердце только нежность. Только бе¬зумная нежность, Дон Жуан! Судьба моя решена. Я удаляюсь от этого мира. Да, Дон Жуан, я знаю, сколь распутна ваша жизнь, и небо, озарив мою душу, повеле¬ло мне сообщить вам, что ваши грехи истощили его долготерпение. И близок час, когда его гнев обрушится на вас. Быть может, у вас остался только день! Один только день! умоляю вас, не отказывайтесь от спасения души. Избавьте меня от горькой скорби о том, что вы осуждены на вечные муки! Я прошу вас об этом со слезами на глазах!
Дон Жуан. Ты плачешь?
Донья Эльвира. Я люблю вас больше всего на свете! (Дон Жуан целу¬ет ее.) Нет! Нет!
Дон Жуан. Я люблю вас!
Донья Эльвира. Теперь я прошу вас только об одном — раскайтесь!
Дон Жуан. В жизни никого так не любил!
Донья Эльвира. Покайтесь!
Дон Жуан хватает Донью Эльвиру.
Донья Эльвира. Я прошу вас, не надо! Нет!
Дон Жуан. Останьтесь, Анна! Вы ангел! Останьтесь!
Донья Эльвира. Не надо! Я заклинаю вас небом! И всем святым...
Дон Жуан. Останьтесь! Вам здесь будет хорошо! Ах, останьтесь! Я люблю вас!
Донья Эльвира. Помогите! Помогите!
Дон Жуан. Я люблю вас!
Донья Эльвира. Нет!!!
И снова раздаются звуки клинков. Сцена фехтования.
Сганарель. Бедная женщина.
Дон Жуан. Знаешь, Сганарель, она мне понравилась сегодня. Эти ее сле¬зы, платье... заплаканный вид... Все это даже всколыхнуло во мне огонь угасшей любви.
Сганарель. Это самое плохое, сударь, из того, что вы сделали. И если не¬бо до сих пор вас просто терпело, то после этой гнусности оно вас не простит.
Дон Жуан. Небо не так щепетильно, как ты, Сганарель. Ужинать!
ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
«Ужин»
Дон Жуан, Сганарель, Слуги, Дон Карлос.
Дон Жуан. Ужинать, ужинать!
Слуги вывозят стол.
Сганарель. Знаете, сударь, только за один этот день появилось столько людей, желающих вашей смерти... Неужели же на небе не найдется руки, которая бы покарала вас?
Дон Жуан. Ты прав, Сганарель. Там никого нет. Ужинать!
Вбегает Дон Карлос.
Дон Карлос. Дон Жуан! Дон Жуан! Дьявол! За что? Если ты мужчина, ты будешь драться! Я убью тебя! убью! Слышишь? Ты слышишь, дьявол? Ты будешь драться, если ты мужчина! Ты будешь драться! Я убью тебя, ты слышишь?!
Дон Карлос и Дон Жуан обнажают шпаги, Дон Жуан поворачивается спиной к Дону Карлосу и идет от него. Раздаются звуки дуэли, они все громче, загорается красная лампочка Дона Карлоса, он падает.
Дон Жуан (над телом Дона Карлоса). Ей Богу, Сганарель, надо испра¬виться. Он прав — надо исправиться. Мы еще поживем с тобой вот так лет два¬дцать-тридцать, а потом обязательно подумаем о спасении души. Мне дадут се¬годня ужинать или нет? (Стук в дверь.) Кто там? Сганарель, я хочу поужинать один!
Сганарель. Я посмотрю, сеньор.
Под жуткую звуковую какофонию появляются призраки на ходулях.
Голоса. Дон Жуан, осталось одно мгновение, чтобы воззвать к небесному милосердию! Дон Жуан, если ты не раскаешься — тебя ожидает кара небесная! (Смех.)
Дон Жуан. Эй, прирак, я ведь узнал тебя по походке.
В воздух взлетает Ангел.
Г о л о с а. У вас тут человек на столе...
Да пьяный, наверное...
Продолжайте!..
Дон Жуан (кричит). Пошли вон! Пошли все вон!
Призраки на ходулях исчезают. Остается висеть только Ангел.
Ангел. Мальчики, меня забыли... Мальчики...
Дон Жуан. Сганарель! Сганарель!
Сганарель входит.
Дон Жуан. Пошел вон! Пошли все вон!
Появляется Призрак, садится на стул напротив Дона Жуана.
Дон Жуан встает, идет навстречу Призраку.
В луче света сверху тонкой струйкой начинает сыпаться песок.
Дон Жуан. Дважды два — четыре... Дважды два — четыре...
Затемнение. Занавес.
© 2003-2007 scriptum.ru