Scriptum.ru определяет разрешение вашего монитора... Scriptum.Ru | Нищий, или Смерть Занда
Нищий, или Смерть Занда
Черновики пьесы, Юрий Олеша
Московский театр «Эрмитаж», Михаил Левитин
Михаил ЛЕВИТИН

 

 

 

 

 

Михаил ЛЕВИТИН

 

 

 

Ю. ОЛЕША

 

"НИЩИЙ,

ИЛИ СМЕРТЬ ЗАНДА"

 

 

 

 

 

стенограммы репетиций

фрагмент

 

часть  вторая

 

 

 

 

запись Андрея  Ренарда

 

 

ПРИМЕЧАНИЕ. После перерыва в репетициях (бо­лее года) была продолжена работа над спектаклем "Нищий, или Смерть Занда". (Первая репетиция состоялась несколько дней после премьеры спектакля "Мы собрались здесь...") – Прим. А.  Ренарда

 

 

 

 

27.01.86

Левитин,

Балахонова, Гусев, Поваров, Храпунков

Малый зал,  выгородка

У старика Мицкевича

Давайте - сразу на сцену... Давайте попробуем всё вспомнить, что мы с вами тут приготовили...

(Читают сцену. Левитин останавливает.)

...Нет!.. Сядьте!

Это - очень тяжело: Олеша... Вы даже себе представить не можете!..

И всё моё беспокойство по поводу наших пер­вых репетиций, ещё до перерыва, - оттого, что вы не готовы к этой работе... К сожалению, к огромному сожалению!

Эта работа требует от нас колоссальных чело­веческих перемен - в мозгу, в психике... Колоссальных перемен!

Тут надо каждому быть не просто "образом", или ещё кем, - нам надо дойти до мощных человеческих фигур!

Почему в "Мы собрались..." мы так долго мучились с речами, - ведь не от сложности текста!.. Чтобы хоть как-то причаститься - к этим величайшим людям, колоссальным личностям! Чтобы понять, освоить - ЧТО для них значило то, что они говорили, КАК они в это выходили...

Вот сейчас вы прочли сцену, я смотрю - тысячу моментов вы пропустили, тысячи!.. Они пропущены вами, как читателями, - будто вы её сейчас прочитали без меня...

Я говорю нечто очень важное: эту сцену надо ПОНЯТЬ... Это - поразительно не похожая ни на что сцена!(...)

 

...Я буду на репетициях вам всё время новое “подбрасывать”... Вам, скорее всего, будет казаться, что я постоянно себе противоречу, - уверен, что так будет... Не бойтесь этого, очень вас прошу!..

 Вы увидите, как от репетиции к репетиции у нас будет меняться сцена, - и это не страшно! Дело в том, что я вижу уже её финальную стадию, я - вижу эту сцену в завершенном виде, - но она пока где-то очень далеко от нас... Где-то в Америке!..

Я не хочу вам сразу давать результат, я очень хочу, чтобы мы вместе с вами к нему подо­шли...

 

29.01.86

Левитин, Герчаков, Гусев

Малый зал

Кабинет Гурфинкеля

...Постоянно эта пьеса ставит перед нами загадки... Особенно во всём, что касается Федора...

Он "очень увлекательно излагает мысль", как говорит Гурфинкель... Он так говорит, словно он - автор... Хотя автор - не он, это явно... Но даже Гурфинкель спрашивает: "Вы - писатель?.."

Федор слишком красиво и увлекательно говорит... Я постоянно ищу этому оправдания, - ведь это очень сильная речь. Мощная, красивая... Она ведь откуда-то должна была взяться, как-то родиться у Федора...

И на Гурфинкеля это производит очень сильное впечатление... Впечатление сна - от подробностей, от конкретности, - до ясной, прозрачной местности... Словно Федор порождает у Гурфинкеля ГАЛЛЮЦИНАЦИЮ, - яркую и страшную...

...И Гурфинкель должен ОТКАЗАТЬСЯ от этого, от этой невозможно конкретной галлюцинации... Которая грозит его свести с ума...

...Надо прийти к простоте, это понятно, - но как к ней прийти?!.. Это чертовски сложно, я думаю...

Что-то нам стало понятно на прошлой репетиции... Там нет особых нюансов, нет этой кажущейся инферальности... Нет, тут этого нет... Тут есть ЧЕТКОСТЬ, необыкновенная четкость и ясность, но к ней очень трудно прийти...

(Гусеву) Володя, я помню, как на одной из репетиций вы пробовали для себя до осязания конкретно брать все вещи: военный с орденом, башмак, веревка... Попробуйте еще вспомнить, какой у вас способ общения с Машей - медленный, внятный... "Принцесса спала на горошине..."

Господи, откуда же такая речь у Федора?!.. Откуда такие слова?! Олеша написал, это понятно... Но другие же у него так не говорят?.'7. Отец же Федора говорит совсем не так!..

Болеславский говорит тоже образно, - но образами не такими...

...Я думаю, тут вот в чем дело... Мы с вами идем по ПСИХОЛОГИИ нищего - по его быту, по его жизни и так далее... Олеша же ВООБРАЖАЛ себя нищим, - но нищим ведь совсем не был!.. Он его фантазировал!.. Он воображал себя нищим!.. А воображение - это то же сочинение, то же писательство!..

Мазохистски-увлекающее... Сочинял... - Вот, я иду по улице, мимо домов, мимо писателей, у которых "Волги", гонорары, тиражи... У меня нет башмаков, я - грязный, я пахну плохо...

Тут должно быть СМАКОВАНИЕ этой ситуации!.. Воображение - и смакование...

Это - игра!..

И эта игра доходит до ощущения, 'что вы обладаете некой демонической силой!.. Что вы играете демоническую роль в жизни окружающих... Что вы имеете право вмешиваться в жизнь других!..

И тут появляется огромный юмор, черный юмор, трагический юмор...

...И - вернем куски с Каином, Авелем, - и тот первый кусок - об Эдисоне и комсомолке, повесившейся от любви... Не будем ещё сами вести цензуру, успеем ещё от неё настрадаться. (...)

 

(Левитин сам читает всю сцену – и за Гурфинкеля, и за Федора)

(Гусеву) ...Смотрите, Володя, - при всей статичности этой сцены - в ней идет колоссальная внутренняя работа!..

Смотри, как Олеша мощно строит ваш диалог - через пощечины. Всю сцену Гурфинкель даёт тебе пощечины, одну за другой, - а ты?..

А у тебя, оказывается, ВСЕ ОТВЕТЫ ГОТОВЫ... Ты ведь его провоцируешь!..

...Ты спровоцировал Гурфинкеля не только на сам этот разговор, - но и на все оскорбления!..

...Поймите же, в основе сцены тут – лежит конфликт интеллектуальный, - потому и слова начинают приобретать особое значение, весьма важное... Это - конфликт, который я очень редко вижу в театре, - нет тут как бы никаких конкретных дел, событий, а меня взяла и не отпускает интрига...

...Тут - абсолютно точно, - есть одно: колоссальное неприятие друг друга!(...)

 

Когда мы порой в спектаклях говорим простые даже слова, и то многое непонятно, очень многое бывает... А тут - тяжелый текст... Поэтому надо очень четко понимать и представлять, о чем мы говорим... Я уже даже не говорю, что надо бы и своё отношение к этому иметь...

...Понимаете, обычно не удаётся сделать так, как намечено... Это - обычно для творчества, к огромному сожалению... А тут Олеша смог сделать так, как намечено... И поэтому нам никак не удаётся зацепить сцену, - очень она целая, полная...

...Какое бы ни возникало приспособление, - тут же хочется от него отделаться... Настолько оно кажется лишним, ненужным... Как нам ключики подобрать?(...)

 

 

29.01.86

Левитин, Гвоздицкий, Шиманская

Малый зал      выгородка

Монолог Маши

(Шиманской) Марина, что мне хочется от первого монолога? Чего я от вас добиваюсь непрестанно?

Мне хочется добиться вместе с вами невероятной внутренней чистоты.

...Маша тут признаётся во всём...  У неё вообще, в этом спектакле, - НЕТ ТАЙН...  И сильнее всего это проявляется именно тут - в вашем первом монологе.

...Её не надо пытать, она рассказывает всё сразу!.. И - сама... Она не рассказывает, не раскрывается только тогда, когда щадит людей...

Она не сопротивляется - единственная, может быть, из всех, кто не сопротивляется...

...Ну, что сказать обо мне? "Я часами жду трамвая..."

...Я - это какой-то РОК... Я приношу мужикам своим беду, неудачу... Вот такая я, - простите меня...

Вот почему я, может быть, говорю о каком-то внутреннем драматизме... Когда человек сам всё понимает - и честно ведёт себя...

...И вот давайте посмотрим, как из Маши вырастает вся эта сцена - с приходом Шлиппенбаха... Ведёт-то сцену он, это ясно, - но рождается она из Маши.

Уход Маши

(Шиманской) Со Шлиппенбахом, - как и со всеми, мы уже об этом говорили с вами, Марина, - она черпает энергию от других... Она устала - слабая.

И психологически она слабая, и – физически даже...

...И - вот сцена с вашей энергией, с вашей огромной фантазией, - так вы ведёте себя с Борей... Он вас вернул в эти ощущения - вами уже позабытые.

Занд из вас просто СУП СДЕЛАЕТ!..

А Боря - вот во что вернул!.. Даже не вернул - он вам это подарил!..  Роскошно и красиво...

...А потом настанет момент, когда надо ответить - а кто он тебе? И она ответит: "Я изменила тебе, Дося..."

...Вот поэтому я и прошу вас, Марина: надо искать очень ЧИСТЫЕ ответы...

...Её спасает только её юмор, так бы я сказал...

Мы сейчас начнем с монолога, - только не рвите его, не торопитесь... Давайте попробуем потихоньку...

(Гвоздицкому) Пока Мицкевич рассуждает, доказывает что-то, - а он действительно доказывает, - Шлиппенбах ДЕЙСТВУЕТ...

Он спокойно разрушает этот мир... А чего тут разрушать?!.. Тут только прицелиться тихонько – и всё само собой рухнет!.. Чуть-чуть только... Но Шлиппенбах не может - и не хочет! - чтобы только "чуть-чуть"...

...Он разрушает весь мир - он разрушает, все связи, все привычки и устои...  Совершеннейший чёрт!

Он не знает,  что он сделает через минуту!.. Его ведет воображение.

И потом - и от, воображений, и от Маши, разумеется, - что-то затаённое возникает: "Париж, Будапешт..." Он, конечно же, западник...

...Он знает, убежден, что он - везде устроится... И - отлично устроится... Но - только с тобой, Маша!..

...Юмору в нем - это не передать, сколько!.. Потрясающе притягательный эгоцентрист!..

Он убежден, что он - всем интересен, - и ведь посмотрите: действительно становится очень интересным.

...Он внимательно и увлеченно следит за своими процессами, и позволяет в это включаться и остальным.

...Давайте - с монолога о трамваях.(…)

Монолог Маши. Замечательный монолог!.. И снова - никакого конфликта нет, кроме всё того же - конфликта самой с собой...

Дальше.

Появляется её любовник. И крутит вокруг неё свои идеи, свой сумасшедший мир... Но как он это делает!.. Как блистательно!..

Потом - Виктория и Болеславский...

Всё время - какая-то ПАРНОСТЬ!.. Все люди - каждый! - за кого-то словно бы уцепился...

...Просто можно всех вас разбить по парам - по тем, в которых вы встречаетесь в пьесе, - и соединять: по тому, кто в какой театр играет... Есть свои устойчивые пары,  есть свои "театрики...

...Маша и Шлиппенбах, Корвин и Мать, Маша и Занд, Федор и Отец, Федор и Волеславский.

...А - ещё - Болеславский и Виктория, Гурфинкель и Федор...

...И - только "угадываемые" пары, о которых мы можем лишь догадаться, предположить... Которые мы совсем не видели вместе, или видели очень мало... Болеславский и Гурфинкель, Маша и Мама...

... А Гурфинкель и Маша!..

...Мне бы очень хотелось добиться вашего крайнего внимания к партнеру - как к сыну, к брату... Как к матери или отцу... Такие отношения не сыграешь, это - почти невозможно!..

...У Олеши всё выписано настолько истово, исступленно, - что это действительно не сыграешь!.. Эти отношения можно ещё как-то построить на влюбленности, на колоссальной человеческой тяге. ...

(Храпункову) Вот вы входите в сцену с Машей, - когда с Викторией приходите к ней домой, - какое вы имеете право так долго корить женщину?!..

Что - вы застали её с любовником, - и на этом только вы строите для себя всю сцену?!.. Да нет же!! Вы её ТЕРЯЕТЕ, вы это чувствуете, - и это даёт вам право на всё, что угодно!

...В основе - страшное ПРЕДЧУВСТВИЕ ПОТЕРИ!..

И этим оправдано очень многое - если не всё!.. И весьма странный, порой - даже экзальтированный, - ваш язык, ваша речь... И - активное, требовательное ваше поведение!.. В этом - и ваша история, и ваша философия, и ваши мысли, и ваше будущее!..

Вот послушайте, что Олеша писал в "Ни дня без строчки": "Навстречу мне идут три слепых музыканта. Один несёт флейту, завернутую в зелёный фартук, другой - скрипку, сильно отражающую солнце, у третьего на боку гармоника... Нет, вижу, это не гармоника, нет! Показалось! Это жилетка на музыканте, лихая, расстёгнутая красная жилетка, расшитая серебряными пуговицами! "

...Видите, он верит в чудеса!..  А мы с вами разговариваем крайне банально!..

...Я обожаю эту книгу!..  Это просто что-то невероятное!.. Так не живут, так не пишут...

...Вы видите, какую мы с вами играем прозу!.. А что мы делаем порой на сцене?!.. Что за диалоги - ни о чем, и главное - никак!..

...Но мы не виноваты, мы к этому просто не приучены.(…)

05.02.86

Гвоздицкий, Пожаров, Стаценко, Шиманская

Малый зал, выгородка

Болезнь Маши

...Я все дни не расстаюсь с нашей пьесой... Как ни странно, я ни одной черточки не сочиняю - ни в ваших характерах, ни в самой пьесе, - я её просто читаю...

Я ввожу вас сейчас в суть происходящего, чтобы вы поняли... Я хочу - вместе с вами, ПОНЯТЬ ЦЕЛОЕ... И от того, как нам это удастся, зависит наш результат...

...Если посмотреть немного отстранено, - то тут очень трудно. Во-первых, потому что это - отрывки. Можно, наверное, их собрать в единое целое, - и мы это пробовали и пробуем... А можно - наверное, можно оставить такими отрывками... Что именно хотел сделать сам Олеша - неизвестно...

...Может быть, то, что каждый из них вносит авторское в эту жизнь?.. У каждого свой замысел, - у всех, кроме Маши... Каждый несёт свой вклад в эту жизнь...

Что это за вклад? Это - может быть словом, мыслью... И от этого все остальные начинают развивать это слово, эту мысль...

Из этого многое становится понятным... Шлиппёнбах - и с Машей, и его монологи... Здесь становится понятным - что победит Шлиппёнбах, но чем? Словом!..

То есть - ПОБЕЖДАЕТ ФОРМА!.. Конечно же, не пустой формой, а связанной с содержанием. Мало того - из него и рожденной, - но побеждает формой!..

...Он побеждает фразой... "Когда налетает буря, то нельзя обижаться на дождь!.." - и против неё ничего не сделаешь!..

...Слово - ПОСТУПОК!.. Снова и снова я вам это повторяю... Есть ВЫХОД В СЛОВО, а не то, что мы как бы действуем словами...

И у персонажей во многом их существование - ради слова... Поэтому Олеша от многого отказывается, ради слова... Отказывается от быта...

...Вот послушайте - это ведь тоже монолог о замысле: "Вероятно, это было в конце осени. Скорее всего, именно так, конец осени. Сперва я подумал: не в конце ли зимы? Нет, эта смесь снега с черными пятнами земли, эти голые деревья - хоть такой пейзаж бывает и в конце зимы, но тогда вдруг пролетит над серыми грудами туч голубой проблеск, кусочек чистого неба.., А тут - нет, тут уныло всё было затянуто в серое и мокрое. Осень!"

...Это и есть скачущий ритм нашего спектакля!.. И когда мы выстраивали узкоколейку нашего замысла, мы, конечно же, ошибались.

Тут идёт бесконечное разрушение жизни, как замысла!.. Повторы, возвраты - с сомнениями, с поисками новых смыслов...

...Каждый - хочет построить своё и разрушить чужое!.. Построение жизни - через построение, через реализацию своего замысла!..

...А если говорить о выстроенности этого спектакля, о его развитии, то я вчера очень точно себе представил... Своего рода - драматизм драки... Это - старики, немощные, уже говорить не могущие, пытаются примирить дерущуюся молодежь... Сами же всё закрутили, а теперь вот сами и разнимают...

И только женщина, которая ждёт своей участи посреди всей этой вакханалии!..

Как будто бы всё вертится вокруг неё, всё из-за неё и закрутилось-то, - но она именно ЖДЕТ СВОЕЙ УЧАСТИ...

...Вот мы вчера не смогли выйти в эту сцену - у Шлиппенбахов, во втором акте... Потому что эта сцена требует огромного вызова, открытости... У нас, её ещё нет... Но мы её наработаем, обязательно ещё наработаем!..

(Стаценко) Неужели же не ясно, что вы на коленях стоите перед ней!.. Он на коленях просит у неё близости!.. Я понимаю, что, наверное, ни один культурный театр не может позволить себе сыграть такую сцену, - но именно так и надо тут идти!.. Понимаете?..

...Давайте - почитаем наш второй вариант, мы его совсем забросили...

Читают "Болезнь Маши"(...)

06.02.86

Чернова, Пожаров, Стаценко

Малая сцена,              выгородка

Именины Занда

(Стаценко) ...Понимаешь, зануда ты!.. Они оба - и мама, и папа, - какую-то ЖИЗНЬ залу предлагают: весна, старики и птицы, компот даже... А ты - опять! - "мне уже тридцать два года..." Зануда страшный!.. Как Слеша!..

И тогда старики - к нему... Хорошо, хорошо, мы сделаем тебе всё, что ты просишь, что ты хочешь!..

...И они сидят так оба на лестнице - папа и мама, - тесненько и плотненько... Как куры на насесте!.. И это всё называется почему-то - "Именины Занда"...

...Видишь, Игорь, там есть изменения - в монологе о Бонапарте... Пусть небольшие, но есть... И для Олеши это уже - новый монолог... Одно-два слова изменены, - и новое...

Вот такой истязатель был Олеша, сам себя изводил - до невозможности... Я говорю это, может быть, слишком резко и уверенно, - но я знаю... Я видел его черновики, - я хочу, чтобы вы это тоже знали. Он брал лист и писал сцену - так, как её видел, как она ему представлялась... Потом брал другой лист - и перестраивал сцену. Что значит "перестраивал"? - одно или два слова менял!.. Он не мог просто зачеркнуть и переписать слово. Он должен был видеть всё целиком. Видеть НАБЕЛО, понимаете?!..

...Тебе это должно быть очень важно, Занд!.. Тебя все ведь спрашивают - через всю пьесу, - от отца до Печникова, - почему ты не пишешь? Что ты можешь ответить?..

...Что он может написать?.. Олеша точно сам всё определил - я хочу написать "Коварство и любовь" для пролетариата... Вам это нужно?.. Люди, может быть, вам только надо "Поэму о топоре"?.. Неужели вам ничего больше не надо?!..

... А что ты хочешь написать? А вот что: мама, папа ест компот, мама любит сына...

...Очень интересный - и безумно сложный! путь должен был пройти Олеша,  чтобы все люди в зале, - и мы с вами сейчас, - поняли бы, вспомнили бы, что всё возвращается к простому:  он и она... И - всё!()

 

13.02.86

ГвоздицкиЙ, Герчаков, Пожаров, Стаценко, Шиманcкая

Малая сцена      выгородка

“Монолог о замысле”

...Стойте, подождите... Вы посмотрите, как странно у Олеши выскакивают определения... Очень странно его герои говорят!

Он умел так вкусно и четко подать слово, что прямо страшно!.. "Старик. Горящие глаза". Это так прекрасно! Это такое смакование слова!..

...Наверное, можно сказать и так - это потрясающая постоянная внутренняя экзальтация. И рождается она в нём - а, значит, и в его героях, от отношения к миру!..

(Стаценко)  Вот я вас вывожу в эту фразу - "Старик. Горящие глаза", - и я жду:  что вы мне предложите после "горящих глаз"?!.. А?! Что будет?..

...Вот вы должны держать это напряжение!.. Очень нехорошо,  если я раньше вас пойму, что ничего дальше не будет...  Вы сами ещё НЕ ЗНАЕТЕ, куда всё это повернёте!..

...Мы так нехорошо,  так нечётко говорим о вещах, именуемых жизнью... А для Олеши - до самого конца жизни, - происходили события, вдохновлявшие его на жизнь...  Он всегда стремился - и умел это делать! - получать от жизни ЭНЕРГИЮ...

Вот что мне бы хотелось видеть в ваших персонажах, - во всех!.. Это не только к Занду относится...

...Очень насыщенные люди!.. Они не болеют смертельно долго... Они вдруг умирают на улице - от разрыва сердца... Они говорят - где-то на небесах: "Мне почудилось, что кто-то вошел в меня!.."

(Горчакову) Видишь: так сказал - так должен сказать, - "Начинается весна", что после этого зал взорвётся аплодисментами... Просто полное серсо какое-то!..

...Куда там "Серсо", - тут идёт такой переброс репликами,  остроумными мыслями!.. Фантастический фейерверк!..

(Стаценко) ...Игорь, оцени красоту замысла!.. "Когда ей было тринадцать лет, у неё была скарлатина. Он её лечил..."

...Юмора не теряй!.. Тут есть у каждого персонажа пафос и юмор, - и ни за что нельзя упустить хоть что-то одно из этого...  Тогда всё будет неполно, анекдот какой-то получится, - или наоборот: скучнейшая история...

...Вам, наверное,    кажется, что я говорю вам о понятиях статичных...  Нет!.. Я совсем другое хочу вам объяснить!..

Мы должны что-то сделать не из себя, а из того, чего у нас нет!..    Нет в нас этого материала, - вот мы его и ищем, и копим... Разведываем - что бы это такое могло быть... Пробуем: это?..

Нет...

...Кроме Маши!.. Маше одной разрешено что-то делать "из себя"...

...Вот посмотрите - стоит Маша... Не в Марине дело, поймите, - я сейчас говорю об олешинской Маше... Стоит Маша... И вы увидите кухню; увидите, как Маша гладит, как она занята, как она именно занята делом...

Входит пожилой человек - красивый... (У Олеши нет некрасивых людей, он таких никогда не писал!..) Как он умиляется... И я начинаю что-то понимать про них!.. Я - сам... Никто мне ничего не объяснял!..

...Есть такой сценарий, уже поздний... Вот - отрывок из него... Про любовь старика к девушке...

Человек - пожилой, старый, - говорит другому: "Что делать, Юлиан? Я вижу печаль мира". Как?! Ну, скажите, как это сыграть?! Какие наши обычные привычные штучки-дрючки здесь могут пригодиться?!..

...Или когда человек говорит о другом: "Как можешь ты его любить? Он же так НЕМУЗЫКАЛЕН!.." Вот, оказывается, какие оценки у человека могут быть!..

Ну, как это сыграть?!..  Ну, скажите мне теперь, - есть тут чему учиться?!.. Или можно это сыграть нашим прежним багажом?..

...Если коротко говорить, - то мне не хватает формы... Не хватает вашей артистичности!..

Персонажи Олеши не загрязнены нашим бытом!.. Как ходил Олеша!.. Просто - по обыкновенным улицам, - как он ходил!.. А как ходил Мандельштам – с так высоко запрокинутой головой, что казалось, он один живет на этой земле!..

...Если бы можно было разделить как-то: вот так мы себя ведем в магазине, а вот так - в концерте... Но ведь мы и в концерте себя ведём порой как в магазине...

Тут большая погибель наша есть!.. В чем она именно - не знаю, не могу назвать точно, - но есть... Это даже болезнь - то ли будущая, то ли уже наступающая...

...Вот стенограммы репетиций Камерного театра - весьма интересное и поучительное чтение, честно!..

...Таиров, собрав артистов, говорил: экспликация спектакля такая... Жест должен быть тяжелый... Ваши жесты - этот, и этот - пересечением...

Что они - были сумасшедшие люди, что ли?!.. А сейчас мы как говорим - вы прислушайтесь... Вот - тут такая жизнь, тут история, как во время Великой Отечественной войны девушка Лиля... Что это?..

...Нас победило содержание... Псевдосодержание нас одолело - весь современный театр!.. И тогда мы стали за него хвататься, выискивать его повсюду!.. Без него - или придуманного взамен, ещё хуже, чем либретто, - мы уже как бы и не умеем ничего!..

..;А тут,  в этой пьесе - куда больше содержания, чем в любой "девочке Лиле"!..  Но - есть, ещё и форма,  и форма -  просто великолепная!.. Изысканная!..

...Пусть от этого спектакля у зрителя останется в памяти всего несколько моментов – тут Сашка трубит в свой горн, тут Федор выглядывает, тут Гурфинкель голову запрокидывает... Но зато - какие моменты останутся!.. За ними же встают живые - и не известные доселе, - люди!.. Вот к чему стремиться можно!(…)

 

26.02.86

Гвоздицкий, Гусев, Стаценко, Чернова, Шиманская

Малая сцена       выгородка

"Занд у Шлиппенбахов"

(Артисты сыграли всю сцену)

...Пожалуйста, прошу всех в зал...

...Ну, конечно,  трудно требовать качества, - мы  в последнее время подзабыли и позабросили наш второй акт, - глупо было бы ждать вашей точной работы...  Но удручает, что - НЕ НА ТО у вас память! Это - самое обидное...  Это - то,  что  я называю нашей "проблемой номер один"!..

У вас  - почему-то!  - страшная тяга к быту, передо мной на сцене - безумно “забытовленные”  люди... Почему  же вы этот быт извлекаете,  стараетесь, тратите себя на это, - а то,  что мы  делали всё это время; то, что мы ищем, - это вы разрушаете...

Тут человек один  летит  куда-то,  навстречу ему -  другой...  И нигде этого нет, ни в одной другой пьесе,  - этим-то и  отличается  пьеса;  в этом-то и  весь  фокус той пьесы,  которую сделал Олеша!..

...А у вас сейчас идет  неправильно  направ­ленный поиск,  вот  ведь в чем дело!.. Это очень жалко...

По крайней мере, вам надо общаться друг с другом... Это поможет - кому и юмор найти, и внутреннюю свободу... Направляйте себя на  партнера, -  именно  через партнера всё в вас и откроется...  От этого и точнее выйдете  на своё психологическое  существование в сцене,  чем, если будете заниматься только собой... Это скучно и неточно...

Через партнеров - всё!.. Потому что вам - НЕ ПО СЕБЕ в этой сцене, почти всем!..

...Второе - не менее важное, - искать надо не психологию существования ваших  героев, а  МУЗЫКУ!.. Тут  правильно играть одним куском - например, "маша и сквозняк"...  Когда вы правильно играете ритмически эту сцену, вы сразу же выходите в правильное внутреннее существование, мы уже это говорили с вами...

...Я опять повторю - сыграете  форму, значит, поймаете содержание!.. Ведь вы уже в этом убеждались, - неужели каждый раз мы должны это открывать для себя заново?!..

...Я не могу быть к вам сейчас бережным, по­тому что вы не то ищете!..

Это -  всё равно,  что в театре,  где читают стихи, говорят стихами,  я бы стал говорить актерам следующее:  давайте поймем, что тут происходит, а что тут...  А тут - давайте, немного поменяем слова...

...Где есть музыка,  где есть  хореография, - надо работать от них...  А тут, в этом спектакле, вы почему-то это совершенно  игнорируете, -  непонятно...

...Вот вспомните  - вчерашний ваш внутренний порыв, и вы вчера сыграли всю  картину достаточно точно и интересно!..  Потому что точно шли по музыке!.. А сегодня - решили "актерствовать"!.. И что?!

...Надо разобраться в сути дела  -  как  люди живут;  что такое, например, поведение победителя?.. Что такое - потерять Машу - через  секунду после её обретения?..

...На чем  строится общение победителя с побежденным? На    пренебрежении?    На свинском торжестве?.. Да нет же!.. На колоссальном желании помочь!.. Надо же, как тебе не повезло, браток!.. Чем же тебе помочь-то?!..

...И - некая  неловкость  от  победы  - тут же... Но при этом: "Не отдам!.."

...Появление Маши, - когда перед моими глазами уже прошла вся сцена,  и я её  видел...  Какая она должна  появиться  -  после такого диалога с Зандом?!(...)

...Олеша так долго писал эту пьесу, что ему,  очевидно,  было известно каждое внутреннее движение персонажа... Так долго он играл её внутри себя,  проигрывал... А нам осталось только разгадать все эти движения,- прежде всего, внутренние!(...)

...Жизнь образа строится по  законам ОТБОРА, и это  более  высокая ступень искусства...  Это - организация живого материала в образ...  Тут приходится отказываться от живого там,  где хотелось бы поиграть "по живому"...

И подчиняется  это всё РИТМУ ОБРАЗА... Тому, как живет мой образ... Он же живёт не в реальности жизни, а в некоторой иной реальности...

...Он живет в крайне  ограниченном временном пространстве... Масса условностей, масса обстоятельств - кроме реальных  обстоятельств  жизни... Кроме, - а не вместо!..

 

ПРИМЕЧАНИЕ. В репетициях  спектакля был большой перерыв: с 18 по 22 марта - выпуск детского спектакля "Чиж и Еж"; с 23 по 30 марта - весенние школьные кани­кулы.

С 31  марта  по 16 апреля театр находился на гастролях в Ленинграде.

Репетиции были возобновлены с 20 апреля - на большой сцене в полных декорациях.

Записи репетиций  16-18 марта и 20-26 апреля отсутствуют.

 

27.04.86

Прогон 1 акта.

Большая сцена          Все участники

Замечания после репетиции.

...Олеша терпеть  не мог таких людей, какими вы были сегодня, когда играли первый акт, - таких беспробудно будничных!..

Тут такая сложная музыка у нас  выстраивается, -  и  так легко всё это испортить!.. Тут надо всегда играть,  существовать через что-то,  а  не непосредственно!..

...Ведь мы много уже говорили - и о том, откуда  рождаются  монологи  Болеславского... И  о ВЗГЛЯДЕ Гурфинкеля - ведь  "запрокинутая голова" это только внешне...  Это - то, что видят все, со стороны...  мы-то знаем,  что у Гурфинкеля  важен взгляд: в упор, на человека...

...А монолог Маши!..

Необходимо ДОСУЩЕСТВОВАТЬ  в  нашей  музыке, дотянуть себя из простой органики - человеческой, - в органику поэтическую,  музыкальную, - хотя бывает  безумный  ритм у неё, странный и кажущийся неправдоподобным... И те из вас, кто сегодня держал паузы, нашел в себе эти силы, - были абсолютно правы...

Где из вас рождается музыка?!..  Где, откуда?.. Ищите её!

...Давайте по конкретным  замечаниям... Все мизансцены забыты!.. Хоть прямо зарисовывай их, - я когда-то так делал...

Андрей, давайте - по  конкретным замечаниям, это у вас записано?..

...Поймите - тут всё очень трудно запомнить, повторить, - я верю, - но если вы хотя бы раз дадите себе послабление,  то завтра вы вообще не сыграете  ничего!..  Все  конкретные замечания - это пустяки,  это мы сделаем, - но вот  запомните  это - главное,  поймите: вы должны заставить себя выйти в рисунок!..

 

28.04.86

Прогон 1 и 2 актов.

Большая сцена       Все участники

Замечания после репетиции.

...Природа актерского творчества эгоистична, это очевидно... Каждый как бы делает своё дело... Мы  так  и  играем на сцене - даже в лучших своих спектаклях. Каждый играет свою роль. Каждый знает эффектные места своей роли,  чувствует их и соответствующим образом выстраивает и  роль,  и  своё существование в спектакле...  Но мы же вместе ИГ­РАЕМ СПЕКТАКЛЬ! А спектакль - это не просто сово­купность ролей, это - какая-то колоссальная ОБЩАЯ ЖИЗНЬ!..

...Тут - новое, абсолютно новое для нас. Что это такое, что это за выход в "слово-поступок"? Я такого,  по крайней мере,  ещё не ставил... Может быть, вы играли, - я не знаю...

Но поймите: это - не демагогическая болтовня ваших героев,  а реальные (порой - более чем реальные) ПОСТУПКИ.

Затем - тут идут у  нас  сплошные  монологи. Что даёт вам право на такое существование? На та­кие монологи?  Одно лишь право  - сострадание  к другому...  Иначе чего ради человек стоит посередине комнаты и говорит кучу красивых слов?!

Что даёт право?  Ну,  давайте разберёмся... Только одно - сострадание к другому,  к близкому. Необходимо заниматься ДРУГИМИ,- всеми своими  силами души, всеми мыслями!.. И это меня сосредоточит,  соберёт меня. всё моё внимание - на вас, на ваших героев...  Если я в зале не увижу, не смогу понять - что это за человек передо мною, -  то тут не за чем следить...

...Как вышла раньше - после  стольких мучений - ещё на репетициях в комнате, Марина в монолог о трамваях, - с каким волевым усилием, с какой самоотверженностью...  Как  вышел  Болеславский в свой монолог, мучительный монолог - "японский месяц апрель"...  А теперь, когда всё пошло быстро, когда все стало соединяться в  одну  картину,  вы словно  бы боитесь,  что на сцене это будет идти долго...  Хотите привести  к  неким  "стандартным рамкам"...

...Вот -  что  касается Болеславского, - хотя как бы не имеет  отношения  к  нему... "Особенно обаятельным  кажется мне образ человека,  который появляется на  сцене,  чтобы сказать:  "Не  бой­тесь!..  Вот! Это - всё! Это - самое главное!.. Если бы  я был  актером,  то для меня это было бы всё!.. Это была бы МИССИЯ, с которой я бы выходил на сцену!..

(Храпункову) А сегодня вы стали играть старость. И превратились в отвратительного старикашку... Злобного, назидательного...

Вы меня  извините,  что я говорю это всё вам публично, - но у меня нет времени...  У нас с вами уже  нет  времени...  К тому же - мы все-таки все делаем одно дело...

...Вот я  ещё  хочу  сказать - о нашей общей ошибке -  Мы сегодня играли все сцены, ОТДЕЛЬНО нет развития;  вы выходите на сцену, не учитывая предыдущее действие. Зачем же тогда мы с вами собирали  всё  это вместе на малой сцене, - чтобы вы увидели всё- 9то целиком!..  Ведь,  как я полагал, тот наш совсем рабочий, совсем не готовый прогон, был прежде всего нужен вам...

...Олеша - это НЕТЕРПЕНИЕ. И это есть у всех персонажей!..  Должно быть!.. Кроме Маши... Кроме Маши!  У каждого из них есть свой ЗАМЫСЕЛ  ЖИЗНИ! Замысел - а не просто умысел...

Даже есть замысел у отца - пусть  половинчатый, пусть компромиссный, но - ЗАМЫСЕЛ, это серьёзно! И Саша это пока играет...

Вот "Именины Занда" - тут есть  что-то меттерлинковское,  конечно же...  Он их написал, эти сцены, оставив только те фразы, которые он запомнил...  Это не выстроенные сцены,  не выстроенная сплошная жизнь,  а  какие-то  отрывки,  отдельные фразы, куски...

...Это - запомнившиеся  Занду  МОМЕНТЫ ЛЮБВИ... И он их собрал вместе... Он собрал эти, казалось бы,  совершенно разрозненные куски, кусочки,  поворотики  -  в  удивительно  музыкальную и содержательную картину... В ДРАМАТУРГИЧЕСКУЮ картину - с действием, с ритмом, с мыслью!.. И именно с этого мы начинаем спектакль! И именно к этому  мы  будем - вместе с Зандом, - возвращаться в моменты, когда, кажется, всё уже потеряно...

...Я вот  сегодня  шел  и думал:  что это за драматургия - Булгаков,  Олеша?.. Что там есть, в их пьесах,  столь притягательное?.. Что?  Что-то мистическое?..  Нет!  Нет и нет!..  Есть  особая жизнь  этих  людей  - они жили В ПРЕДЧУВСТВИИ,  в предчувствии чего-то прекрасного!..

"У меня  -  весна!.." - если мы с вами этого максимализма не возьмем,  то всё будет очень грубо...  Максимализма жизни,  максимализма мыслей и чувств... Тогда у нас будет не любовь - с залезанием на балкон, - а похоть на подоконнике...

...Я снова повторяю - какие ориентиры ставил для себя Олеша: "Коварство и любовь" для пролетариата!..

(Стаценко) Занд  сейчас пока очень плохо играет "Уход'Маши" - очень резко,  грубо... Я тебе не верю, - вот как скажу!.. Я не верю ни в прошлую любовь к Маше;  тем более - не поверю в твои третий и второй акты!..  Такой грубый Занд не  будет страдать из-за Маши!..

Следующая сцена  -  "Занд у Шлиппенбахов"... Ты сейчас в этой сцене не зависишь от мамы,  а ты там должен целиком и полностью от неё зависеть!..

...У каждого  из них есть своё ощущение времени. Они все его торопят, подгоняют, - и молодые, и старые...

Только у Маши - ощущение времени таким, какое оно на самом деле и есть...

(Шиманской) Марина,  вы  должны  оправдывать Машу  целиком.  Целиком её оправдывать, - мы уже в тысячный раз к этому возвращаемся - и потому, что это бесконечно сложно,  я понимаю, - но и потому, что без этого не будет спектакля!..

...Давайте договоримся  - мы,  кажется, это уже обсуждали...  Если хоть один  зритель станет расценивать Машу - права ли она, предпочтя этого мужика этому, да кто из них лучше: Шлиппенбах или Занд, Печников иди Занд, - значит,  мы с вами проиграли!..

Маша - это тот ключик, который вскрывает всю эту жизнь!..  Все эти удивительные люди, вся  их жизнь ПРОКАЛЫВАЮТСЯ на любви!..  И - поэтому открывается нам!.. Вот зачем нам нужна Маша...

... А теперь - о том,  ради чего мы, собственно, и собрались...

...Я люблю  Олешу,  вот  от вас любви к нему дожидаюсь не всегда...  Может быть, даже так точнее будет: вы не всегда ему доверяете...

Чем тут гранить форму? Чем? Ответ простой, и вы его от меня уже слышали: словом... Как? Как это сделать? Чем тут воспользоваться?..

Вот, послушайте. Олеша пишет: "Нужно попробовать применить в пьесе обыкновенную  человеческую  речь - рваную,  заикающуюся речь, с мгновенным перескакиванием с одной  темы на другую..."

...Это впрямую относится  к  нашему  с вами третьему акту.

Вот - теперь полную цитату послушайте: "...рваную, заикающуюся речь,  с  мгновенным перескакиванием с одной темы на другую.

Обедают.

МУЖ (Маше).  Ты что, подстриглась?

МАША. А ты разве не видел? Вчера.

МУЖ.  Доктор Гурфинкель совсем...  того...

ОТЕЦ. Осторожно,  Маша, ляпнешь на скатерть. Я всегда говорил, что он сумасшедший.

МАША. А не коротко подстриглась?

ОТЕЦ. Что это значит – театральный врач?

МУЖ. Он вчера целую ночь просидел на бульваре. Почему у нас никогда нет спичек?

МАША. Вы придираетесь к нему. Он очень хороший. Я только что видела спички

...То есть,  он даёт нам установку: применим обыкновенную человеческую речь, - реальную,  корявую, не выстроенную, -  и  из неё он будет сочинять музыку.

И - посмотрите теперь свои роли, посмотрите, какую музыку он вам сочинил!.. Вот послушайте эту сцену:

МАША. У меня жар  небольшой,  по-моему...  А ну, попробуй.  Ну?

ПЕЧНИКОВ.  Возьми градусник.

ОТЕЦ. Напрасно ты встаёшь,  Машенька, ей-бо­гу...

ПЕЧНИКОВ. Она встаёт,  чтобы мелькнуть в окне.

МАША.  Тряпочку, ты говоришь?

ОТЕЦ.  Да.

МАША.  Желательно - белую.

ОТЕЦ.  Да. Лучше.

МАША.  Сейчас поищем.

ПЕЧНИКОВ. Подойди к окну. А то неудобно...

...и так далее. Тут и надо вам черпать энергию для роли! Всегда - и только в тексте... Слава Богу, тут есть, откуда черпать, и черпать можно - бесконечно...

...Не бойтесь зала! Это - категорически!.. И меня - тоже...  Я рад каждой вашей капельке, каждой удаче...

Рассматривайте эти замены (сегодня - последняя), как генеральные репетиции.  Не бойтесь - вы же несёте в зал НОВОЕ, огромное. Так и несите себя спокойно и свободно, ощущая НЕМАЛОСТЬ этого...

Гордо работайте!..

...Вот я  вчера  смотрел детский спектакль - ”Игроки"... Дипломный спектакль  у Фоменко...  И сегодня вспоминал Петю...  Совершенно сумасшедший человек, Витя его знает...

И я подумал вдруг об Олеше  -  ведь  великий безумец был!..  Безумец!.. Безумец, ибо он совершенно не интересовался бытом,  игнорировал его полностью, порой - до невозможного...

Безумие - не клиническое, - не натуралистического порядка,  а - с сохранением душевных привязанностей, будучи им верным...

Вот и всё,  что я хотел вам  сказать... Мне пока очень жаль,  что вы не связались с ним пупом своим...

Я вас очень прошу:  не относитесь к этой нашей работе,  как к "очередному спектаклю"...  Вот почему я никак не могу начать новую работу? Потому, что мне никак не удаётся НАЧАТЬ, ибо для это­го надо отойти от Олеши, - а я никак не могу этого сделать...  А вы ухе, играя, только-только начав играть, - ухе отходите от него, кто куда...

И - забудьте всё,  что я вам сейчас сказал, - и играйте,  ПРОСТО  ИГРАЙТЕ  -  в своё удовольствие... Призываю:  забудьте всё! Помните  только, что у вас в распоряжении ЗОЛОТЫЕ СЛОВА.  Оправдывайте их,  не комкайте их и тем более - не  стесняйтесь их!..

...Олеша  спрятал  черновики,  а  мы их достали и играем... Хорошо ли? Не знаю... Он ведь СПРЯТАЛ... Поэтому  прошу  -  Занд, больше боли, больше своей боли...

Боли - и от несовершенства своего,  от несовершенства жизни своей - и нашей,  но и от  несо­вершенства того,  что  вы пишете;  и от ощущения, что это - гениальные вещи!(...)

 

ПРИМЕЧАНИЕ.Вечером, 22  сентября  1986  состоялся спектакль "Нищий,  или Смерть Занда" (N2) - вместо спектакля "Здравствуйте, господин де Мопассан!"

3 октября  1986  -  первый объявленный спектакль "Нищий, или Смерть Занда"

 

© 2003-2007 scriptum.ru